ПРОГРАММА

МАРКСИСТСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

 

(Уроки истории и задачи пролетарской партии в созревающей
революционной ситуации)

 

По поводу публикуемого ниже текста программы и истории ее возникновения необходимо дать разъяснения.

Строго говоря, этот документ не является программным и по форме, и по содержанию. По своему стилю он больше похож на публицистический материал. Такой его характер был обусловлен двумя причинами.

Первая причина заключалась в том, что наша партия возникла в то время, когда еще КПСС была могущественна (доказательство - Ельцин с ней еще не хотел расстаться), - наш первый съезд прошел в одном из подвалов на окраине Москвы чуть ли не нелегально 24-25 марта 1990 г. Мы никакого отношения к КПСС, к течениям в ней и к отколовшимся от нее группам не имели, хотя нас иногда и путали с Марксистской платформой в КПСС. Эти обстоятельства вынудили нас в своем программном документе к полемике с КПСС. Этой же необходимостью полемики объясняется наличие в тексте программы многих раскавыченных цитат из работ Маркса, Энгельса, Ленина. В то время это был своеобразный вызов фарисеям из КПСС, цинично утверждавшим, что они в перестройке осуществляют заветы классиков марксизма. В этой связи можно вспомнить Слово о Ленине Горбачева, посвященное 120-летию Владимира Ильича, или статью в Правде придворного правоведа всех правителей Алексеева под названием Перестройка и марксизм (1990г.)

Вторая причина обусловлена была тем, что на первом съезде столкнулись два проекта программы - исаевский и леоновский, как их тогда называли в партии по фамилиям авторов. Когда первому съезду не удалось принять программу, Советом партии было поручено Н.Лезгину составить на основе уже существующих двух проектов единый проект программы. В обоих проектах было достаточно много несовместимых вещей. Поэтому автор единого проекта вынужден был из обоих проектов брать много публицистических положений, совместить которые было легче.

Кроме того, в момент, когда программа принималась, у МРП не было своих печатных средств и возможности вынести ее на гласное обсуждение. Поэтому принятие документа происходило практически прямо на съезде.

И, конечно же, в настоящий момент она несколько устарела. Но основные принципы нашего объединения, отраженные в программе (как то: признание тогдашнего общества в СССР несоциалистическим, отсутствие в нем диктатуры пролетариата, необходимость ее для перехода к коммунизму, необходимость самого перехода, гибель партии пролетариата и необходимость ее создания) сохраняются, и мы от них не отказываемся.

Мы также можем констатировать, что, несмотря на свои недостатки, программа правильно определила тенденции развития общества от 1990 года до наших дней.

И наконец, 5-й съезд МРП принял решение о проведении публичной дискуссии по программе партии на страницах партийной печати.

Для проведения этой дискуссии редакция журнала Марксист намерена издавать специальное приложение, в котором будут публиковаться все выносимые на обсуждение варианты программ Марксистской рабочей партии и все поступившие критические материалы. Одновременно в этом же приложении, в соответствии в решениями 5-го съезда, будет вестись дискуссия по Уставу и программным тезисам, которые намечено утвердить на следующем съезде партии в случае неготовности самой программы. Здесь же будет отведено место и для материалов, касающихся тактики партии рабочего класса, ее практической деятельности и организации.

Дискуссионное приложение будет распростряняться среди членов МРП и в рабочих и социалистических организациях, с которыми у МРП имеется контакт. Его смогут также получать те заинтересовавшиеся данным вопросом читатели и организации, которые пришлют заявку в редакцию журнала Марксист по одному из адресов, указанных в конце этого сборника.

Совет Марксистской рабочей партии


 

МРП - партия рабочего класса. Идейно-теоретической основой партии является марксизм - диалектико-материалистическое учение Маркса-Энгельса-Ленина об освобождении рабочего класса. Партия видит свою задачу в просвещении и организации рабочих для завоевания самоуправляемого коммунистического общества.

Лишь последовательное отстаивание интересов рабочих, самого многочисленного и бесправного класса в нашей стране, ведет к этой цели и отвечает в конечном итоге интересам других групп и слоев общества, не живущих за счет эксплуатации чужой рабочей силы. Поэтому, кроме промышленных и сельскохозяйственных рабочих, МРП призывает в свои ряды представителей интеллигенции, стоящих на точке зрения рабочего класса, признающих, что освобождение рабочих самими рабочими есть условие освобождения всех.

Историческая миссия рабочего класса - диктатура пролетариата в переходный от капитализма к коммунизму период - обусловлена не какими-либо исключительными качествами рабочих, а их местом в системе общественного производства. Под пролетариатом понимаются все наемные работники, которые, будучи лишены собственных материальных условий, необходимых для осуществления способности к труду, вынуждены, чтобы жить, продавать свою рабочую силу. Рабочие занимают то особое место в пролетарской массе, что только они непосредственно взаимодействуют с материальным миром для создания потребительных стоимостей, что деятельность остальных участников процесса материального производства - основы богатства общества - в конечном итоге сводится к прямому или косвенному управлению ими, рабочими. В избавлении общества от паразитирующих эксплуататорских классов заинтересован весь пролетариат, что выразится в осуществлении им своей диктатуры в деле избавления общества от паразитов. Но в обязательной замене управления людьми управлением вещами, уничтожении общественного разделения труда, освобождении всех членов общества заинтересованы только рабочие. Эта их заинтересованность, занятость в жизненно важном производстве, в материальном производстве, наилучшая организованность в обществе работой в крупной капиталистической промышленности делают рабочих решительным и единственным до конца революционным классом. Поэтому диктатура пролетариата после преодоления сопротивления капиталистов может выступать только как диктатура рабочего класса, как инструмент для созидания и организации нового бесклассового общества всем нынешним пролетариатом под руководством рабочего класса. В этом смысле под пролетариатом прежде всего понимается рабочий класс.

Партия стоит на позициях пролетарского интернационализма. Лозунг Пролетарии всех стран, соединяйтесь! не утратил своего значения, так как и сегодня сила рабочих - в их единстве. Лишь объединенные усилия рабочих, трудящихся всех национальностей и республик могут привести и приведут к действительному освобождению труда, к действительному решению национального вопроса, тем более им, независимо от национальной принадлежности, нечего делить между собой.

МРП готова сотрудничать с членами КПСС, стоящими на позициях рабочего класса, и в то же время заявляет, что политика руководства КПСС является антирабочей, антимарксистской, антикоммунистической.

1. ОТ ОКТЯБРЯ ДО ПЕРЕСТРОЙКИ.

1.1 Марксизм и история общества.

В каждую историческую эпоху преобладающий способ производства материальной жизни и необходимо обуславливаемое им строение общества образуют основание, на котором зиждется его политическая жизнь и интеллектуальное развитие, основание, исходя из которого они только и могут быть объяснены. В рамках каждой эпохи материальные производительные силы общества на известной степени своего развития приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или - что является только юридическим выражением последних - с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Но вместе с тем развивающиеся в недрах старого общества производительные силы создают материальные условия для новых, более высоких производственных отношений, для нового способа производства. И тогда наступает период смены эпох - период социальной революции.

Одна из главных задач любой такой революции - это установление в обществе новой формы государства, обеспечивающей политическую власть тому классу, который заинтересован в новом, более прогрессивном способе производства. Именно новая форма государства открывает реальную возможность для установления господства нового способа производства, которое необходимо обуславливает и новое строение общества, а значит, укрепляет новую форму государства. Различные способы производства для наиболее благоприятного своего функционирования необходимо обуславливают различные формы государства. Так, феодализму соответствует монархия, капитализму - парламентаризм.

Независимо от своей формы государство есть понятие классовое. Государство есть огран или машина насилия одного класса другим. Эта машина не связана никакими законами, кроме устанавливаемых ею самой, т.е. господствующего класса по отношению к остальной части общества. Это - суть, фактическое содержание государства. Буржуазия вынуждена лицемерить и называть общенародной властью, или демократией вообще, или чистой демократией, или правовым государством свою демократическую республику, которая проявляет диктаторскую классовую сущность всякий раз, как только интересы господствующего класса оказываются под угрозой. Демократия - это только форма государства, в котором формально признается равенство всех граждан, их равноправие в определении устройства государства и в управлении им, равенство, которое, вроде бы, обеспечивается всеобщим равным избирательным правом. Но фактическое неравенство экономического положения различных классов общества и обусловленные этим экономические связи между избирателями предопределяют результат выборов - диктатуру экономически могущественного класса.

С этих позиций только и могут быть поняты история и состояние нашего общества, что необходимо для правильного определения задач рабочего класса в настоящее время.

  1. Октябрьская революция и Советская власть.

К 1917 году в России уже вполне сложилось капиталистическое общество; но развитию капитализма в России мешал режим монархической власти, поддерживаемый представителями старого, отжившего способа производства (помещиками и т.д.). Капиталу же для наиболее полного своего развития необходима свобода, не ограниченная старыми законами и поддерживаемая политическими представителями капитала в законодательных органах. При этом в свержении монархии был заинтересован и рабочий класс, так как буржуазная республика, к установлению которой стремились капиталисты, и его развитию дает большую свободу. Одновременными действиями буржуазия и рабочий класс без особого труда в феврале 1917 года смели монархическую систему правления. Но если для буржуазии демократическая республика была конечной целью, то для рабочего класса и беднейшего крестьянства просто утверждение буржуазной республики было полушагом вперед. Дело в том, что буржуазия с помощью почти полной монополии на капитал, на образование, на средства массовой информации легко обеспечивала свое господство в представительных органах, оставляя рабочих по существу за бортом власти и получая возможность последовательно проводить в жизнь не народные, не рабочие, а именно собственные интересы. Парламентская демократия, подкрепленная старыми армией, полицией, судами и проч., оставалась, таким образом, цивилизованной формой прежней диктатуры над рабочими и беднейшим крестьянством. Поскольку же в России того времени буржуазия не стала еще прочно на ноги, не могла, в силу своей относительной малочисленности и прежней практической отстраненности от политической власти, закрепить свое господство в обществе и поскольку рабочий класс из февральской революции вышел организованный со своим авангардом - большевистской партией - и его положение, как и положение большинства крестьян, усугублялось продолжавшейся первой мировой войной, в повестку дня - со всей очевидностью и неотвратимостью - встала пролетарская революция.

Эта революция должна была - в противовес монархии или парламентской республике - обеспечить господство миллионов рабочих и крестьян, т.е. как раз тех слоев общества, которые создавали его богатство и которые были отстранены от власти. Поэтому главным итогом Октябрьской революции были уничтожение парламентаризма (Государственная дума, Временное правительство, Учредительное собрание) как капиталистической формы государства и переход к созданию в России новой формы, нового, неэксплуататорского типа государства - Республики Советов. Советская власть стала организационной формой обеспечения политического господства рабочего класса, т.е. диктатуры пролетариата - необходимой и первой предпосылкой всех коммунистических мероприятий в обществе.

Пролетарская, или советская демократия центр тяжести переносит не на то, чтобы провозглашать права и свободы всего народа, а на то, чтобы на деле обеспечить именно массам трудящихся фактический доступ к управлению государством. Это достигается тем, что первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства становится при Советской власти не территориальный округ, как при парламентаризме, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика и т.д.). Обязательное лишение каких-либо социальных групп избирательных прав не предполагается. Они могут, объединившись, участвовать в формировании Советской власти. В то же время авангард трудящихся и эксплуатируемых, промышленных рабочих, получает то преимущество, что он наилучше объединен крупными предприятиями; ему всего лучше выбирать и следить за выбранными.

Той же цели привлечения к управлению обществом всех трудящихся служит соединение при Советском типе государства законодательной и исполнительной власти. В целях предотвращения неизбежного во всех существовавших до сих пор государствах превращения их органов из слуг общества в господ над обществом Советская власть, как и Парижская коммуна, использует выборность и сменяемость в любое время избирателями всех должностных лиц государства и должна платить всем этим лицам - как высшим, так и низшим - лишь такую плату, которую получали другие рабочие. Наемный аппарат принуждения при парламентаризме заменяется самими вооруженными рабочими при Советской власти. Такая тесная связь государственного аппарата с объединенными капитализмом массами передовых пролетариев, помимо создания более высокого демократизма, дает также возможность осуществлять глубокие социалистические преобразования.

  1. Советская власть и государственный капитализм.

Приступая после гражданской войны к хозяйственному строительству, большевики понимали, что в России, где в экономике преобладала мелкобуржуазная стихия, нельзя идти вперед, не проходя через то, что обще и государственный капитализму и социализму (учет и контроль в рамках всего общества). Они также понимали, что Советская власть может устойчиво функционировать при экономике, основанной на крупнокапиталистической технике и при сосредоточении в руках профсоюзов рабочих всего управления каждым предприятием и всем народным хозяйством как единым хозяйственным целым. Но попытка перехода к такому управлению при преобладании мелкобуржуазной стихии в экономике могла привести к анархо-синдикализму в производстве и к реставрации дооктябрьских порядков, т.е. Советская власть на той экономической базе функционировать не могла. Сложилась ситуация, когда капиталисты уже были отстранены от власти, а для власти Советов рабочих депутатов еще не было экономической базы, соответствующей государственному капитализму. В этих условиях для сохранения результатов Октябрьской революции необходимо было создание экономической базы для Советской власти и не допустить возврата к власти буржуазии, что заставило единственно пригодную для осуществления данных задач централизованную силу общества - партию большевиков - взять на себя функции непосредственного управления обществом и провозгласить курс на государственный капитализм. Произошло неизбежное сращивание партии с хозяйственными и государственными структурами, укрепление единоначалия, бюрократизма и усиление разделения труда. Экономическая ситуация вынудила рабочий класс полностью положиться на свою партию и играть пассивную роль, структуры Советской власти стали номинальными. Таким образом, перед партией большевиков стояла сложная задача, с одной стороны, усиление роли управленческо-бюрократического аппарата в деле преодоления мелкобуржуазной стихии в экономике и, с другой стороны, подчинения этого аппарата структурам Советской власти по мере укрепления государственного капитализма, а затем передачи власти Советам рабочих депутатов. Но объективное усиление роли управленческо-бюрократического аппарата в период переходной политики государственного капитализма - в период политики НЭПа - привело к победе в партии иллюзии о том, что этот аппарат под руководством рабочей партии, но без настоящей Советской власти может создать в обществе социализм. Партия стала заложницей нерабочего государства. Юридическим закреплением такой точки зрения на социализм и уже сложившегося положения вещей была замена в 1936 году выборов по производственным округам по форме парламентскими выборами по территориальным округам. Тем самым уже законодательно была отменена Советская власть - необходимое условие всего социалистического строительства, хотя вновь образованный фиктивный парламент по инерции продолжали называть Советом и новую структуру власти - Советской властью. Завершение переходного от капитализма к социализму периода, периода отмирания государства, в этих условиях окончательной подмены Советской власти, т.е. диктатуры пролетариата,

другой властью стало невозможным. Большевики не уничтожили государство, государство уничтожило большевиков как политическую партию, возникшую в 1903 году. Государственный капитализм из тактического шага РКП(б) превратился в самоцель ВКП(б), произвольно названную социализмом. Страна вошла в несоциалистическую ветвь своего развития.

Тем не менее господство государственной собственности, сохранившееся доверие большинства рабочих к ВКП(б), их верность памяти Октября, напряженный труд советского народа создали в стране такой экономический и духовный потенциал, который позволил ему, советскому народу, сохранить СССР как самостоятельное государство, спасти себя и другие народы от фашизма в ходе жесточайших испытаний и восстановить страну из руин после них, создать для всех граждан государства определенную социальную защищенность.

С преодолением мелкобуржуазной стихии в экономике в 30-х годах у нас сложилось строение общества, которое в основном сохранилось до 1985 года. Способ производства этого времени был капиталистическим.

Действительно, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса трудящегося населения обладает только личным условием производства - рабочей силой. Именно в таком положении и были рабочие в рассматриваемый период. Формой организации нерабочих, владеющих вещественными условиями производства, в это время было государство. Чем больше производительных сил оно брало в свою собственность, тем полнее было его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан оно эксплуатировало. Рабочие оставались наемными рабочими, пролетариями. Все общественные функции капиталиста выполнялись наемными служащими. Капиталисты как класс исчезли, но капиталистические отношения не уничтожились, а, наоборот, были доведены до крайности, до высшей точки. Это было состояние государственного капитализма. Для охраны общих внешних условий такого государственного капитализма от посягательств со стороны как рабочих, так и отдельных своих представителей, правящие круги вынуждены были превратить парламент - Верховный Совет СССР - в институт, официально одобряющий уже принятые решения, а его властные функции присвоить себе - верхушке КПСС, благодаря своему корпоративному строению, независимому от внешних воздействий, даже от воздействия членов самой партии. Они также были вынуждены для этой цели огосударствить все, даже экономически не необходимое. Только так можно было обезопасить позиции государственной бюрократии от непредсказуемых проявлений частного капитала.

Подтвердилось марксистское положение о том, что пока у власти остаются нерабочие, пока в обществе не установлены Советская власть, любое огосударствление будет не уничтожением эксплуатации, а только изменением ее формы.

  1. Социализм в СССР и капитализм на Западе.

Чтобы понять, как соотносится государственный капитализм в СССР с капитализмом на Западе, необходимо понять логику развития капитализма вообще.

К концу 19 века во всех развитых странах сложилось такое положение, что капиталист не мог обойтись без управляющих, организующих производство и стоящих с кнутом и пряником за спиной рабочего, зато сами эти наемные служащие вполне могли обойтись без капиталиста.

Монополии, явившиеся закономерным итогом свободной конкуренции, уже к началу века взяли на вооружение административные формы хозяйствования, те формы, которые сегодня стали повсеместным и обычным явлением во всех развитых странах капитализма. Заводы и фабрики, входившие в монополистические союзы, лишались какой бы то ни было самостоятельности. Монопольные цены на большинство товаров перестали соответствовать общественно-необходимым затратам труда и утверждались административно. Объем материальных ресурсов, размер оставляемой предприятию прибыли определялись централизованно. Анархия производства сменилась планомерной организацией производства в масштабах целых отраслей. Одновременно повышалась роль капиталистического государства. С одной стороны, в нем нуждались массы рабочих и разорившихся мелких собственников, искавших защиту от все усиливавшегося давления крупного капитала. С другой стороны, лишь до предела сконцентрированному и централизованному государственному капиталу было под силу устранять на время наиболее тяжелые последствия экономических кризисов, реализовывать наиболее крупные экономические программы, поддерживать наиболее стабильное производство и связанное с ним распределение.

Таким образом, сам процесс хозяйственного развития с неумолимой необходимостью готовил предпосылки для превращения капитализма времен мелких хозяев и свободной конкуренции в капитализм монополистический. В свою очередь монополистический капитализм, развивая производительные силы в невиданных масштабах, ломает все межотраслевые барьеры, укрупняет производство, превращает общество в единую фабрику, управлять которой возможно лишь из единого центра. Тем самым закладывается основа для нового превращения - капитализма монополистического в капитализм государственный - в громадную бюрократическую империю, в которой есть капитал, но нет необходимости в капиталистах; где власть управляющих и надсмотрщиков, освободившаяся от досадного контроля со стороны тугих кошельков, достигает предела; где всюду господствуют административные формы руководства и принуждения; где рабочий остается рабочим скотом, призванным своим потом и кровью приумножать чуждые ему государственные богатства; где политическая жизнь и личная свобода умирают под тяжкой пятой единой государственной монополии.

Государственный капитализм - закономерный итог развития капитализма вообще. По сути СССР и США шли параллельными курсами. При всех видимых внешних различиях в СССР и на Западе сложились принципиально базисно однородные системы. В силу исторических причин в нашем обществе государственный капитализм дошел до своего предельного состояния и загнивает, в то время как на Западе государственно-монополистический капитализм еще не исчерпал всех своих внутренних ресурсов, продолжает подпитываться за счет стран третьего мира.

Но ясно одно: как бы на Западе или у нас ни старались предотвратить конец государственного капитализма, каких бы лауреатов престижных премий и популярных лидеров демократии в подмогу себе ни призывали, общая тенденция состоит в том, что всякое разгосударствление в условиях современного, т.е. общественного, производства неизбежно будет приводить к еще более жестокой монополии и централизации; что все попытки приватизировать, раздробить будут наталкиваться на объективную тенденцию к соединению и концентрации; что выходом из тупика может быть лишь только приведение в соответствие способа распределения и обмена общественному характеру производства.

2. ПЕРЕСТРОЙКА.

  1. Перестройка и социализм.

Объективная необходимость коренных преобразований в нашем обществе и в странах, устроенных по его образцу, заключалась в том, что при действительно общественном характере производства распределение оставалось привилегией только части общества - наемных служащих государства, выполнявших общественные функции капиталиста. В отличие от Запада в силу исторических причин огосударствление средств производства в СССР было почти полное. Поэтому движение общества от государственного капитализма вперед могло быть движением только к социализму. Необходимой для этого движения Советской власти в обществе не было. Такое строение общества не могло дальше развиваться и должно было рухнуть.

В 1985 году к власти в СССР пришли люди, ничем не отличавшиеся от своих предшественников. Они не были оригинальны и в применяемых способах укрепления своего положения. Одним из таких проверенных способов служило объявление линии руководителя-предшественника неправильной и взятия новым руководителем страны на себя роли исправителя допущенных ошибок. Приглушенное недовольство своим положением всегда было в народе, и такое поведение нового вождя порождало в людях надежду. Именно с такого акта по отношению к предшественнику и начали так называемую перестройку новый руководитель и его окружение, вскормленные и взращенные критикуемой ими эпохой так называемого застоя. То, что большего, чем укрепление своей власти, вожди перестройки не хотели, показывает их поведение в первые же перестроечные годы, когда они с удивительной легкостью провозглашали разного рода кампании и с такой же легкостью забывали про них при первых малейших затруднениях. А затруднения их поджидали всюду, так как проблемы общества уже нельзя было решать в рамках капитализма, а вожди хотели их решить именно в этих рамках.

На этот процесс наложилось падение цен на нефть на мировом рынке и, как следствие, резкое снижение валютных поступлений в бюджет СССР. Это падение цен на нефть, негативные последствия экономических реформ 1965 года, усугубившие конфликт между трудом и капиталом, и другие шаги вождей могли только усугубить уже имевший место в обществе кризис государственного капитализма, но не являлось его первопричиной Были два варианта его развития, способные вывести из такой ситуации. Первый заключался в замене капиталистического способа производства социалистическим с переходом вещественных условий производства, экономической и политической власти в руки рабочих. Это предоставило бы каждому члену общества возможность участвовать не только в производстве, но и в распределении общественных богатств, в управлении государством. Нужно было восстановить Советскую власть, сделав первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства не территориальный округ, а экономическую, производственную единицу (завод, фабрика и т.д.) и перейдя к рабочему самоуправлению в трудовых коллективах. При отсутствии организованного рабочего движения в стране правящая группировка не могла не попытаться осуществить второй, несоветский вариант развития, так как частный капитал, накопленный в руках ее членов и связанных с ними лиц, требовал своего узаконивания. В этом был заинтересован и международый капитал. Это есть попытка стабилизировать и спасти государственный капитализм с помощью допущенной частной собственности на средства производства.

Такое развитие неминуемо привело к легализации теневой экономики и поощрению советских буржуев под видом руководителей кооперативов, арендных коллективов, совместных с иностранным капиталом предприятий, владельцев крупных акций, новых предпринимателей и т.д. Свои экономические успехи они начали закреплять политически. Парламент, к которому в новых условиях неизбежно перешла власть, приспособлен для господства, т.е. диктатуры, людей со связями, свободными деньгами и свободным временем. Ничем из этого трудящиеся, как правило, не располагают. Поэтому влияние новых буржуа в парламенте должно расти. Они будут всех заставлять жить в правовом государстве, где трудящиеся обязаны подчиняться ими, буржуа, установленным законам, а сами они в любой момент могут переписывать свои права, как им это выгодно.

Социальное движение, которое пытается перевести экономику к более мелким формам капитала, чем достигнуто обществом, хотя тенденцией общественного развития является все большее укрупнение, концентрация капиталов при незначительных временных отступлениях, и которое пытается восстановить более старые формы производственных отношений, а таковым и является перестройка, такое движение реакционно и называется контрреволюцией. Эта контрреволюция, если она не перерастет в социалистическую революцию, в стране с вновь пробуждающимися капиталистами, стремящимися к монополии на территориях, соответствующих размерам их капиталов, когда производительные силы общества давно переросли уровень, соответствующий периоду домонополистического капитализма, может привести к обществу с жестким рынком, раздираемому сепаратизмом, к развалу экономики страны. Конечным итогом подобного развития при наличии в окружающем мире государств монополистического капитализма в лучшем случае может стать расчленение страны на сферы их влияния, превращение ее в сырьевую базу, в резервуар дешевой рабочей силы и в рынок сбыта старых, неконкурентноспособных на мировом рынке товаров и технологий. В худшем случае - ультраимпериалистическому дележу СССР, причем и тот и другой вариант, с точки зрения пролетариата, реакционны и контрреволюционны.

Перестройщики в КПСС, объективно способствующие укреплению частного капитала, сохранению капиталистического способа производства и препятствующие установлению Советской власти, но вместе с тем рассуждающие о социализме вообще, являются в лучшем случае социальными знахарями, которые обещают без всякого вреда для капитала и прибыли устранить социальные бедствия с помощью всякого рода заплат. Перестройка стала праздником космополитического мошенничества. На ее огонек устремились прохвосты всех стран, чтобы принять участие в перестроечных оргиях и в ограблении нашего народа.

Только Советская, а не парламентская власть может стать подлинно национальной властью и, будучи в то же время властью рабочих, станет интернациональной в истинном смысле этого слова. Поэтому есть объективная необходимость переделать парламентаризм в Советскую власть, диктатуру буржуазии - в диктатуру пролетариата, а капиталистический способ производства - в социалистическое самоуправление рабочих на производстве.

  1. Перестройка и главные политические силы.

Сочетанное интересов различных классов, социальных групп и слоев дает сегодня огромное многообразие политических направлений. Но все это многообразие можно свести к трем политическим силам.

Первая сила реакционна, так как, несмотря на все демократические лозунги, выступает за свободу и демократию для меньшинства, за возврат к проверенным, давним, еще более жестоким формам эксплуатации рабочих. Это - так называемая демократическая интеллигенция, буржуазные кооператоры, зарождающиеся предприниматели, руководители арендных коллективов, совместных с иностранным капиталом предприятий, реформаторы и демократы в КПСС и т.п. Различные их общественно-политические формирования, такие как Межрегиональная депутатская группа, народные фронты, Мемориал, Демократический союз, Демократическая платформа в КПСС, кооперативные союзы, партии травкиных и каспаровых, Демократическая Россия и т.п., будут возникать и исчезать. Сюда же относятся националистические движения. Все они имитируют борьбу с КПСС, на деле помогая реформаторам из нее проводить их общую политику. Социальная база - пробуждающийся класс буржуазии. Они любят называть себя демократами и, вопреки всякой логике, левыми. Это ударная сила перестройки, кровно заинтересованная в ней, - главный враг рабочего класса.

Вторая сила консервативна, так как всеми средствами старается сохранить прежние порядки, свое господствующее положение, выражает интересы наемных служащих, до 1985 года выполнявших общественные функции капиталиста. К ней относится большая часть функционеров КПСС, бюрократизированных профсоюзов, государственных чиновников среднего звена. К этой же силе примыкает большинство членов КПСС - так называемые консерваторы. Есть среди них и немало искренних людей, призывающих вернуться к социализму - к порядкам до 1985 года. Этим они объективно играют на руку реакции, давая ей якобы аргументы против социализма и способствуя его дискредитации среди рабочих, простого народа. Есть признаки смыкания части этой силы под лозунгами типа Рынку - да, безработице -нет! с реакцией. Вредность этой силы заключается в том, что она мешает рабочему движению соединиться с научным социализмом, основа которого - власть в обществе самих рабочих. Консерваторы - худшие друзья рабочего класса.

Различие между правыми радикалами, именующими себя демократами, и правыми консерваторами, называющими себя защитниками социализма, заключается в том, что первые хотят изменить все быстро, без всякой теперь уже маскировки и в наиболее острых, трудных для рабочего класса формах, а вторые - оставить все как было, то есть иллюзию народовластия, собирательного капиталиста вместо частного и т.п. Но и те, и другие являются правыми силами, так как добиваются власти элиты, меньшинства, но не рабочих. Обе силы заинтересованы в переводе вопроса о власти из плоскости давать или не давать власть рабочим в плоскость кто именно должен подавлять рабочих.

Третья сила - движущая сила революций во всех странах в последние два столетия - прогрессивна, так как своим решительным действием сметает все отжившие свой век порядки.

Это - организации рабочих, некоторые течения в КПСС, другие политические организации и движения, стоящие на позициях рабочего класса, призывающие к его единству, к организации рабочего движения в самостоятельную политическую силу с целью взятия власти - восстановления Советской власти ради освобождения всех от ига капитала.

Пользуясь недовольством рабочих своим положением, реакция (демократы) заигрывает с ними, направляет их справедливый гнев на нынешних правителей, обещая им превратиться в организованное политическое целое и тем самым укрепляя свое положение. Консерваторы тоже хотят заигрывать с рабочими.

В случае объединения в единое самостоятельное политическое движение рабочий класс имеет громадные потенциальные возможности, он обладает намного большим опытом и гораздо большим образованием, чем в 1917 году. Это могильщик перестройки, могущий улучшить свое положение в обществе только своими руками.

  1. Перестройка и национальный вопрос.

Капитал не может не стремиться устанавливать свою монополию, не присоединять к себе новый капитал. Когда пробуждающиеся капиталисты еще не способны обеспечить себе монополию на территорию всей страны, замахнуться на всю собственность государства ( ибо до этого еще просто не доросли), они делают это на ограниченных территориях. В многонациональном государстве в ход обычно пускаются разговоры о так называемом пробуждении национального самосознания.

Национализм всегда был верным инструментом буржуазии в деле обеспечения ее монопольного влияния на свой народ, монопольной его эксплуатации. То, что процессы, происходящие в Прибалтике, Молдавии, Закавказье и других местах, в основе своей мало имеют отношение к решению действительно имеющихся в стране национальных проблем, показывает их схожесть с процессами, происходящими под знаком самостоятельности регионов на таких национальных территориях, как Москва или Ленинград. Если не обращать внимание на отвлекающие разговоры о пробуждении и самостоятельности, то становится ясно, что идет борьба между различными группами растущего класса буржуазии, чиновниками административно-территориальных структур за раздел собственности пока еще своей монополии. При этом они не останавливаются ни перед чем: ни перед попранием законов, ни перед открытой войной между собой, в которую вовлекаются оболваненные националистической пропагандой широкие слои соплеменников.

3. ЗАДАЧИ РАБОЧЕГО КЛАССА И МРП.

  1. Восстановление Советской власти.

В стране идет борьба между теми, кто на словах сохраняет верность социалистическому выбору и коммунистической перспективе, и теми, кто призывает положить конец коммунистическому эксперименту, между наемными служащими - партийно-государственными чиновниками, до недавнего времени выполнявшими общественные функции капиталиста без чьего-либо контроля над ними, и растущим классом капиталистов, желающим установить свой контроль над этими служащими и всем обществом.

Ведя борьбу за политическую власть, а значит, классовую борьбу, эти слои общества не устают повторять рабочим города и деревни, что классовая борьба устарела, что для них она вредна, что и классы вообще придумал злой гений Маркса и рабочим незачем волноваться: общечеловеческие интересы борцов за власть - это то, что надо и им. И те, и другие отводят рабочим города и деревни роль вспомогательной силы в этой борьбе. Интересы одних требуют участия рабочего класса в борьбе с другими, но только такого участия, которое бы не переходило в главенство городского пролетариата и крестьянства, только такого участия, которое бы не устраняло совершенно старых органов власти. И те, и другие хотят сохранить эти органы, лишь подчинив их своему непосредственному контролю. Они нужны и тем, и другим против пролетариата, которому слишком облегчило бы его пролетарскую борьбу полное уничтожение этих органов. Единственный раз борьба между теми, кто якобы за социализм, и теми, кто против него, дала сбой, когда ввели выборность руководителей предприятий: это вызвало в первый и, наверное, последний раз интерес рабочих к перестройке. Но противники по борьбе за власть вскоре поняли, что производственная демократия неизбежно вызовет к жизни не успокоение рабочих иллюзией причастности к власти, а их стремление к реальной власти, неизбежно потребует изменения и всех производственных отношений. Такой ход событий лишил бы власти не только бюрократию, но сделал бы невозможным ее переход к растущей буржуазии. Поэтому, вопреки мнению рабочих, бюрократия и буржуазия сообща быстро ликвидировали этот сбой, показав, в чьих интересах и против кого проводится перестройка.

Рано или поздно, если рабочий класс не вмешается в процесс как самостоятельная сила, эта борьба кончится приходом к власти так называемых демократов - класса буржуазии и его представителей. То, что их интересы, как и интересы реформаторов и консерваторов из КПСС, не имеют ничего общего с коренными интересами рабочих, показывает опыт России до Октября 1917 года и Восточной Европы в наши дни. Меняются романовы и горбачевы, распутины и яковлевы, керенские и ельцины, а рабочий остается бесправным, революционная ситуация созревает, но не разрешается. Чтобы это произошло, рабочему классу необходимо взять свою судьбу в собственные руки. Завоевание политической власти стало, следовательно, великой обязанностью рабочего класса. Один из элементов успеха - численность - у рабочих уже есть; но численность только тогда решает дело, когда массы охвачены организацией и ею руководит знание.

Необходимо немедленное и повсеместное создание советов, союзов, комитетов, стачкомов и иных организаций рабочих. Необходимо налаживание связей между ними, обмен опытом и идеями, объединение в городские, областные, региональные и т.д. ассоциации. Без этого не быть ничему - из этого вырастет все. Логика такова, что, начиная с бригад, цехов, заводов, совхозов, рабочий класс должен становиться полноправным хозяином жизни.

Рабочих пугают и будут пугать, ссылаясь на страшные последствия взятия ими власти в свои руки. Для этого современная пресса описывает только в черных красках опыт первых Советов рабочих в России. Рабочих пугают их некомпетентностью в управлении обществом. Это не так, но даже, если бы это было и так, это не страшно для рабочих. Для рабочих главное - иметь возможность контролировать политику в обществе. Управленцев они могут нанять, как это делают капиталисты. Можно и нужно начинать при совершении пролетарской революции со сведения государственных чиновников на роль простых исполнителей поручений рабочего класса, ответственных, сменяемых, оплачиваемых надсмотрщиков и бухгалтеров (конечно, с техниками той или иной квалификации всех видов и степеней).

Идеи становятся могучей силой, когда они овладевают массами. Поэтому нужно начинать на каждом предприятии с самочинного создания Совета (комитета) рабочих с простыми, понятными функциями:

А) в области экономической:

- нанимать администрацию;

- утверждать фонд оплаты труда для администрации, вспомогательных непроизводственных служб и подразделений;

- назначать штрафные санкции по отношению к руководителям;

- распределять фонд оплаты труда среди рабочих и служащих;

- полностью контролировать штатное расписание;

- требовать от администрации улучшения условий труда и определять ответственность за невыполнение этих требований;

- получать полную информацию о деятельности предприятия, заслушивать отчет администрации о ее работе;

- защищать интересы рабочих при распределении жилья, увольнении с работы, перемещении с участка на участок, изменении индивидуального задания и т.д.;

- принимать участие в работе местных и центральных органов управления, выполнять другие полезные для рабочих функции;

Б) в области политической:

- направлять своих представителей в любые государственные и административно-хозяйственные органы для рабочего контроля над ними;

- преследовать любых государственных, партийных и хозяйственных работников за антирабочие акции перед судом в обычном порядке;

- образовывать местные органы Советской власти для координации деятельности Советов (комитетов) рабочих различных предприятий;

- создавать из своей среды дружины для поддержания общественного порядка и др.

МРП призывает рабочих, а также всех членов партии сосредоточить усилия на создании таких Советов (комитетов) рабочих. В условиях продолжающегося в стране антирабочего переворота эти Советы - необходимые и единственные органы защиты рабочим классом своих интересов. Их создание - первый шаг к освобождению труда, восстановлению Советской власти - власти Советов рабочих.

Восстановление всевластия Советов рабочих и ликвидация всех маскируемых под Советскую власть буржуазных парламентских структур - это то особое звено в цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь - контроль рабочих над ситуацией в обществе и подготовить прочный переход к следующему звену - к тому, чтобы рабочий человек, а не меняла был хозяином своей судьбы, своей страны.

При этом и МРП, и рабочий класс будут следовать советским законам - декретам Второго Всероссийского съезда Советов и Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Их Советская власть не отменяла.

3.2. К обществу без классов.

В условиях, когда пролетариат организуется на борьбу за политическое, а значит, и экономическое господство, он не может расписать по пунктам и в подробностях свою хозяйственную программу: грандиозная работа по коренному переустройству общества во многом зависит от конкретных условий взятия власти. Мудрствования о том, как станет будущее общество регулировать распределение пищи и жилищ, ведут прямо в область утопии. Но ориентиры, принципы построения социалистического общества пролетариат должен представлять себе отчетливо.

Достоверно можно утверждать, что в отличие от нынешнего бесправного положения рабочих и других слоев трудящихся возможен новый общественный строй, при котором исчезнут современные классовые различия и при котором - после переходного времени - средства для существования, пользования радостями жизни, получения образования и проявления всех физических и духовных способностей в равной мере, со все возрастающей полнотой будут предоставлены в распоряжение всех членов общества, благодаря планомерному использованию и дальнейшему развитию уже существующих огромных производительных сил, при одинаковой для всех обязанности трудиться.

Любые конкретные экономические программы улучшения жизни всех или большинства членов общества сейчас не имеют никакого практического значения, так как они не нужны правящим кругам, ибо их благополучие держится на угнетении рабочих, всех трудящихся. Это относится и к бюрократии, и к пробуждающейся буржуазии, под прикрытием разговоров о демократии укрепляющей свое положение. Поэтому для рабочего класса главнейшим сейчас

является вопрос о его власти в обществе в союзе с остальной частью трудящегося и эксплуатируемого народа.

Пролетариату надо помнить, что политическая власть есть концентрированное выражение экономической власти. Парламентские выборы - это процесс выявления самой могущественной группы владельцев капиталов и передача им или их представителям политической власти. Поэтому рабочие могут отстаивать формирование власти, только исходя из хозяйственных, производственных единиц (завод, фабрика и т.д.), где они могут стать экономически могущественными. Только так утверждается власть Советов рабочих - Советская власть, которую недопустимо заменять парламентаризмом или иной формой правления, если рабочие не хотят потерять политическое влияние и опять оказаться бесправными, как сейчас в СССР.

Местные Советы свободно объединяются на началах демократического централизма в единую, федеральным союзом скрепленную, общегосударственную Советскую власть. Это влечет за собой как нечто само собой разумеющееся местное самоуправление, территориально-национальное в том числе.

Границы этих самоуправляющихся территорий определяются на основании учета самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т.п. Обязательный государственный язык отменяется. Сами местные учреждения определяют языки своего делопроизводства, исходя из удобства экономического оборота или иных соображений. Никаких привилегий ни одной нации, ни одному языку. Например, государство обеспечивает право каждого человека получать школьное образование на родном языке, получать ответ от государственных и общественных установлений на том же языке, на котором было обращение и т.д. Формирование выборных органов власти не по национальному признаку, а только с пропорциональным численности населения представительством. МРП признает право каждой нации на самоопределение, но как партия рабочего класса ставит своей положительной и главной задачей содействие самоопределению не народов и наций, а пролетариата в каждой национальности. Чем успешнее организуется Республика Российская в Республику Советов рабочих и крестьян, тем более могуча будет сила добровольного притяжения к такой республике трудящихся масс всех наций.

Советское, а не парламентское устройство общества приведет сельских производителей-крестьян к духовному союзу с основными городами каждой области и обеспечит им там в лице городских рабочих естественных представителей их интересов. У интеллигенции при Советской власти впервые возникает возможность в полной мере служить своему народу - людям труда.

Осознавая для себя необходимость уничтожения товарного производства, пролетариат должен помнить, что допущение рыночных отношений в переходный от капитализма к социализму период при определенном состоянии экономики общества (политики типа НЭПа) возможно и не угрожает контрреволюцией только при сохранении и только под контролем Советской власти, т.е. диктатуры пролетариата.

Лишь самоуправление рабочих на производстве может предотвратить захват экономической власти на нем нерабочих и восстановление буржуазных порядков. И, с другой стороны, только самоуправление рабочих способно обеспечить им свободное время, необходимое для их развития как личностей и для взятия ими в свои руки управления производством и обществом, для уничтожения классового разделения труда и превращения свободного времени в главное общественное богатство. Без этого нельзя дать возможность каждому гражданину проявить свои способности, установить распределение общественного продукта по труду, а затем перейти к распределению по потребностям.

Социалистическое общество может возникнуть лишь как сеть производственно-потребительских коммун. Но величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их право ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной рабочей власти.

Пролетариат должен помнить, что совместные действия с другими отрядами трудящихся возможны при условии, что пролетарский классовый характер его партии тем самым не ставится под вопрос. Только строго классовая самостоятельная рабочая партия способна довести дело до уничтожения всякой частной собственности в обществе, а без этого невозможно уничтожение классов, т.е. переход к коммунизму.

История повторяется. Сегодня, как и после февраля 1917 года, в строю социал-демократы - меньшевики, монархисты, анархисты, кадеты... - весь спектр готовых к борьбе за власть буржуазных партий. Функционирует и Учредительное собрание - не приемлющее рабочих, так называемый Верховный Совет. Не видно только большевиков. Принимая на себя высокое звание преемника большевизма, МРП обязана помнить главную их ошибку - ошибку, приведшую к уничтожению завоеваний Октября, к превращению РКП(б) в небольшевистскую, антирабочую КПСС. Пролетарская партия не должна бороться за власть только для того, чтобы стать правящей. Она борется за власть, чтобы организовать сам рабочий класс в правящий класс общества через систему Советов рабочих. Поэтому основной лозунг партии:

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА!

 


МАРКСИСТСКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ - MARXIST LABOUR PARTY

Web: http://www.mlp.nm.ru/mlpp/mlp.htm