Введение

Мы публикуем зти тексты товаришей "Коллективистов", чтобы питать дискуссию между революционерам.

Зта публикация не означает что мы разделяем различные точек зрения, которые защищены зтими товарищами.

Веб сайт: Лефт - Дизордер

7 Февраля 2001 г.

Резолюции и постановления Уфимской организации Марксистской рабочей партии за 1995 г., принятые Уфимским комитетом Меж. РП

27 февраля 1996г. за основу для дальнейшей выработки политической позиции, с примечаниями за март 1996г.

Резолюция К событиям в Буденновске и переговорам в Грозном .

I. Война в Чечне это война российской буржуазии,поддерживаемой империализмом США и Великобритании,с рабочими и крестьянами Чечни .Эта война развязана прежде всего ради установления монополистическим капиталом России контроля над нефтедобычей и нефтепереработкой в Чечне; кроме того, американские и английские капиталисты, заключившие со своими азербайджанскими коллегами соглашение о разработке каспийских нефтяных месторождений, заинтересованы в дешевой транспортировке проданной им нефти (с этой точки зрения оптимальный вариант проложить нефтепровод через Чечню к черноморским портам,а оттуда везти ее морским путем), а российские (прежде всего компания ЛУКойл )-в том,чтобы контролировать эту транспортировку и иметь с того свою долю прибыли,не считая других выгод ( в частности,возрастает зависимость Азербайджана от России).

Низшие слои мелкой буржуазии Чечни, а также сельский пролетариат и часть (не эмигрировавшая) городских пролетариев самостоятельно поднялась на борьбу с российскими захватчиками, превратив тем самым защиту Чечни, борьбу за ее независимость в свой классовый интерес .Эта борьба также стала интересом и всего мирового, в частности российского пролетариата : то, что американские, английские и российские монополии не получат желанных прибылей; то, что российское буржуазное государство ведущее политику империалистической экспансии, получит достойный отпор и не удовлетворит своих территориальных притязаний ; то, что российская армия орудие насилия служащее российскому капиталу -а вместе с нею и весь госаппарат российской буржуазии потерпит поражение, что послужит их ослаблению и дискредитации в глазах эксплуатируемых масс, - все это будет способствовать ослаблению политического гнета российского, английского, американского, всего мирового капитала над пролетариатом, облегчит последнему борьбу за власть. Напротив, победа агрессоров в конечном счете приведет к усилению угнетения пролетариев всего мира, и прежде всего российских, монополистическим капиталом. Говоря словами Энгельса,не может быть свободен народ, угнетающий другие народы(К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд.,т.18,стр.509);политические агенты капитала разжигают шовинистические настроения, вражду к инородцам среди пролетариев и мелких буржуа с тем, чтобы усилить их собственными руками гнет над ними же.

Чеченская буржуазия перед лицом грозного врага была вынуждена позволить рабочим и крестьянам Чечни самовооружиться; не обладая вполне сформированным госаппаратом и мало-мальски значительной регулярной армией,она руководит чеченскими трудящимися лишь потому, что им недосуг искать других руководителей. Не чеченская буржуазия ведет рабочих и крестьян на войну, а рабочие и крестьяне заставляют руководить собой представителей чеченской буржуазии, находящейся сегодня в их власти. Именно поэтому пролетарские революционеры поддерживают защитников Чечни, а не выступают за поражение обеих сторон, как это следовало бы сделать в том случае, если бы чеченская буржуазия с помощью своего госаппарата мобилизовала чеченских трудящихся на войну в качестве солдат регулярной армии ( в этом случае защита Чечни не стала бы их объективным классовым интересом, даже если бы они подчинились своей буржуазии с радостью, потому что выступали бы лишь в роли пассивного орудия буржуев). Если российские войска выйдут из Чечни и местная буржуазия останется наедине с вооруженными рабочими и крестьянами, то победа чеченских бойцов отнюдь не окажется ее победой.(1) Режим Дудаева, выражающий интересы большей части чеченской буржуазии, охотно идет на переговоры с российским буржуазным руководством, соглашаясь на разоружение чеченских трудящихся и на присутствие на территории Чечни некоторого количества российских солдат. Тем самым он подтверждает актуальность ленинского положения: " помещики, попы и буржуазия угнетенных наций нередко прикрывают националистическими лозунгами стремление разделить рабочих и одурачить их, заключая за их спиной сделки с помещиками и буржуазией господствующей нации в ущерб трудящимся массам всех наций " (В.И. Ленин. ПСС, 5-е изд., т.24, стр.59),- и для наших дней. Дудаевский режим и его хозяйка - чеченская буржуазия боятся остаться после ухода российских войск лицом к лицу с вооруженными крестьянами и рабочими Чечни.

Позиция пролетарских революционеров по чеченскому вопросу - за немедленный вывод российских войск без всяких переговоров и предварительных условий плюс сохранение оружия в руках чеченского пролетариата и низов мелкой буржуазии. Позиция сторонников заключения мира путем переговоров между буржуазными политиками России и Чечни столь же буржуазна, а значит, враждебна интересам пролетариата, как и позиция сторонников войны с Чечней "до победного конца ". В результате заключения мира путем таких переговоров Чечня остается колонией России, чеченской буржуазии будет сделан ряд уступок, чеченские крестьяне и рабочие будут разоружены, выиграет мировая буржуазия, а пострадает весь мировой, и в первую очередь российский и чеченский, пролетариат. Американские, английские и российские капиталисты будут получать прибыли от перепродажи азербайджанской нефти. Власть российской и чеченской буржуазии над пролетариатом и мелкой буржуазией России и Чечни укрепится; а так как Россия и некоторые другие государства СНГ входят в число "слабых звеньев" системы мирового империализма, подрыв власти буржуазии в которых особенно важен для подрыва власти буржуазии во всем мире, то сговор между российскими и чеченскими буржуями будет означать укрепление власти буржуазии над пролетариатом во всем мире - так же, как и в случае победы российской оккупационной армии. При этом значение единственного, в этом случае, позитивного результата героической борьбы защитников Чечни - дискредитация российского буржуазного государства, так и не сумевшего сломить их упорство,- не дополненного никакими более реальными и ощутимыми для пролетариев достижениями, сильно поубавится в результате того, что в условиях сегодняшнего всеобщего сползания России в сторону реакции провал агрессии в Чечне обострит комплекс "обиды за державу" у русских мелких буржуа и даже у части пролетариата, породив очередной подъем реакционных настроений в массах.

Итак, мир, заключенный путем переговоров между буржуазными российскими и чеченскими нолитиками, есть лишь один из вариантов поражения чеченских трудящихся, а вместе с ними российского и мирового пролетариата. Примечательно, что эту позицию разделяют все "краснознаменные" партии, возникшие на обломках КПСС и на практике отстаивающие интересы капиталистов в России и других республик бывшего СССР, в том числе и те из них, деятели которых любят щеголять " революционными " фразами (например, ВКПБ и РКРП ). Лидер последней, В. Анпилов, недавно подтвердил это своим проектом избирательной платформы блока "Коммунисты - "Трудовая Россия"", в котором сказано: " Независимо от результатов выборов блок "Коммунисты - "Трудовая Россия"" добивается немедленного прекращения братоубийственной бойни в Чечне" ( "Молния",№24(93),май 1995г., стр.2),- что означает, так как при этом не добавляются требования немедленного безусловного вывода российских войск из Чечни и сохранения оружия в руках чеченских трудящихся, именно мир между российской и чеченской буржуазией. Долг пролетарского революционера - разоблачать буржуазную сущность политики лицемеров вроде Анпилова, маскирующихся за завесой псевдореволюционной демагогии.

2. Главный виновник кровавой бойни в Буденновске - российская буржуазия. Именно ее государство начало агрессию в Чечне, неизбежным следствием которой стали ответные акции со стороны самовооружившихся чеченских трудящихся; именно ее военщина, штурмуя переполненную заложниками больницу, да еще и предваряя штурм провокационными заявлениями высших военных чинов (16.06.95, 19.00-19.30 по мос. вр., канал НТВ, передача "Сегодня": заявление Грачева о том, что мол, договориться с боевиками вряд ли удастся и потому придется применить силу), в первую очередь повинна в жертвах среди мирных жителей ( при этом определенные подозрения вызывает то, что резня в Буденновске совпала по времени с пребыванием Ельцина в Галифаксе и дала ему прекрасный повод поддержать свою репутацию, подмоченную кровью, пролитой в Чечне, пожаловавшись на "центр мирового терроризма и коррупции" - Чечню своему "другу Клинтону" и прочим членам "семерки"). Не следует, впрочем, снимать вины и с Дудаева и его окружения, с чеченских командиров - представителей местной буржуазии, не отказывающихся от таких методов борьбы с агрессорами, результатом применения которых оказывается гибель мирных российских трудящихся. Сыграл свою роль и низкий уровень классовой организации и классового сознания чеченских рабочих и крестьян; но не меньшую роль сыграл и не менее низкий уровень классовой организации и классового сознания российского пролетариата, его пассивное отношение к агрессивной политике "своей" буржуазии (имели место лишь единичные попытки бастовать против войны в Чечне, притом безуспешные; единственный пример систематического протеста трудящихся против войны - но только против войны, не более! - ряд акций, организованных Комитетом солдатских матерей ), которое заставляет чеченских трудящихся видеть в российском народе монолитную, враждебную им массу. Во всяком случае, резня в Буденновске не меняет того факта, что российский пролетариат объективно заинтересован в победе низов мелкой буржуазии и пролетариев Чечни над российскими войсками.

Шамиль Басаев - представитель чеченской буржуазии. Но в то же время, будучи " полевым командиром" партизанского отряда и не являясь при этом послушной марионеткой Дудаева, он представляет - прежде всего по отношению к верхушке дудаевского режима -вооруженных трудящихся Чечни. (2) То, что представители этой верхушки заявили о возможности выдачи Басаева российскому правительству, лишний раз подтверждает предательский характер политики дудаевского режима и чеченской буржуазии вообще, готовность последней сговориться с российской буржуазией и продать ей чеченский трудовой народ. Независимо от субъективной вины Басаева и его подчиненных в убийстве мирных жителей Буденновска, его выдача стала бы достижением российской и чеченской буржуазии, неудачей российских и чеченских пролетариев. Уж кому-кому судить Басаева, но только не суду буржуазной России, государство которой виновно в крови каждого из погибших и раненных в войне с Чечней: не тем, кто бомбежками Грозного и резней в Самашках повторил трагедию Герники и деяния эсэсовских зондеркоманд.

Буденновская трагедия - это не только преступление российского империализма; это также доказательство расхлябанности, дезорганизованности и гнилости российского буржуазного госаппарата. События в Буденновске лишний раз доказали, что аппарат насилия российской буржуазии - полицию и армию - вооруженным рабочим и крестьянам, во-первых, можно, а во-вторых, нужно разрушить. Если уж Ельцин был вынужден прямо заявить ( в речи на заседании Совета безопасности 29 июня 1995 г. ): "Россиянам, всему миру продемонстрирована низкая способность российских спецслужб решать серьезные задачи",- то это означает, что российская полиция и армия являются плохими охранниками порядка, зато хорошими противниками для вооруженных рабочих и крестьян ( разумеется, с точки зрения этих последних ). В этом смысле рейд басаевцев в Буденновск - заслуга чеченских самовооружившихся трудящихся перед всем российским пролетариатом. И хотя этот рейд имеет и негативные последствия для классовой борьбы последнего - всплеск реакционных настроений в массах, - но лучше уж пусть рост этих настроений обуславливают поражения, чем победы российской буржуазии.

НАШИ ЛОЗУНГИ

Нет - продолжению российской агрессии в Чечне! Нет - переговорам о мире между российскими и чеченскими буржуазными политиками! Нет - разоружению чеченских рабочих и крестьян! Российские войска - вон из Чечни без всяких переговоров и условий! Да здравствует независимость Чечни, выстраданная ее трудовым народом! Ельцин и Клинтон, руки прочь от Чечни!

Позор российской буржуазии - главной виновнице трагедии в Буденновске! Позор ее союзникам - буржуям других стран! Позор предательской политике чеченской буржуазии и ее ставленника Дудаева! Чеченские рабочие и крестьяне, найдите себе более достойное руководство, но не отвлекайтесь при этом от борьбы с агрессорами и не нарушайте единства своих рядов!(3) Нет - выдаче Шамиля Басаева российским оккупантам!

Российские пролетарии- рабочие, колхозные и совхозные крестьяне, рядовые труженики- интеллигенты! Бастуйте, проводите демонстрации и другие акции протеста против агрессии в Чечне, за безусловный вывод оттуда российских войск, против разоружения чеченских трудящихся!

Российские солдаты, воюющие в Чечне! Вы воюете за прибыли российских, американских, английских буржуев; вы воюете не только против чеченских крестьян и рабочих, но и против своих родных и близких, против самих себя! Поймите это и сделайте практические выводы!

Только власть пролетариев способна устранить вражду между этносами и создать политические условия для слияния наций! Да здравствует диктатура пролетариата!

Принято 09.07.95 г..

Резолюция "Об отношении к "краснознаменным" буржуазным политическим организациям"

Рассмотрев вопрос об отношении к таким политическим организациям, как Всесоюзная коммунистическая партия большевиков, Коммунистическая партия Российской Федерации, Российская партия коммунистов, Союз коммунистов № 1 и №2, Рабоче-крестьянская российская партия, Социалистическая партия трудящихся России, Социалистическая партия Украины, а также с другими организациями того же рода в республиках бывшего СССР, - Уфимская организация Марксистской рабочей партии пришла к следующим выводам:

  1. политика этих организаций направлена на сохранение, против разрушения государственного аппарата, перешедшего по наследству от неоазиатской бюрократии СССР к буржуазии республик, возникших на месте СССР (разделение госаппарата СССР и смена его класса-хозяина не привела к качественым изменеиям структуры и кадрового состава госаппарата; следовательно, нельзя сказать, что старый госаппарат был сломан и заменен новым); следовательно, она объективно является защитой политической власти буржуазии, поскольку бороться против разрушения аппарата власти, которым владеет некоторый класс, значит бороться за власть этого класса. Отсюда следует, что данные организации являются - независимо от своего социального состава - буржуазными, поскольку классовый характер политической организации выявляется в том, за власть какого класса она борется;
  2. даже те из этих организаций, которые наименее последовательно защищают власть класса буржуазии, не могут быть причислены к мелкобуржуазно-оппортунистическим, социал-шовинистическим. Мелкая буржуазия - это класс, политическая борьба которого после исчезновения феодализма сводится к колебаниям между буржуазией и пролетариатом; мелкобуржуазная политическая организация - та, которая "борется за власть" и буржуазии, и пролетариата, то есть помогает то одному, то другому из этих классов и в то же время мешает им обоим, колеблется между разрушением и защитой буржуазного госаппарата. Ни к одной из рассматриваемых нами организаций это не относится: все они с момента своего появления на свет вполне однозначно, хотя и в разной мере последовательно борются за сохранение буржуазного госаппарата. В качестве примера для сравнения можно привести действительно мелкобуржуазную, колеблющуюся между буржуазией и пролетариатом организацию - Партию труда;
  3. все эти организации являются националистическими, поскольку национализм - это по сути своей борьба за власть буржуазии данной нации над пролетариатом ( в первую очередь той же, а при возможности и других наций и народностей ). Все остальные проявления национализма ( экспансионизм, угнетение других наций и этносов и пр. ) являются лишь производными от этой борьбы за власть, могут иметь место в различной степени или вовсе не иметь места; "буржуазный" и "националистический" есть синонимы, поскольку тот, кто борется за власть буржуазии данной нации над пролетариатом, борется за сохранение данной нации, против поглощения ее другими нациями или слияния наций вплоть до их взаимного растворения, то есть является националистом. Те из вышеназванных организаций, политика которых выражается в лозунге "возрождение СССР" (вариант " возрождения великой России''), являются русскими буржуазно-националистическими организациями, поддерживающими экспансионистскую политику российского империализма и маскирующими ее псевдокоммунистической фразеологией; другие же ( например, Соцпартия и Компартия Украины - политические орудия украинского империализма) являются буржуазными националистами других наций. Что касается лозунга "возрождение СССР", то его наличие само по себе уже свидетельствует о буржуазном характере выдвигающей его организации; хотя не всякая организация российской буржуазии выдвигает его, но всякая организация, выдвигающая его, относится к организациям российской буржуазии. Если бы его выдвинула, скажем, Партия труда, то это само по себе уже означало бы, что она окончательно обуржуазилась;
  4. некоторые из этих организаций последовательно борются против буржуазной демократии с буржуазных же позиций, не останавливаясь при этом перед методами внепарламентского характера - массовыми манифестациями, акциями протеста, уличными боями. Контрреволюционное дело они делают революционными средствами. С целью заманить антибуржуазно настроенных мелких буржуа и даже пролетариев, которые стремятся к борьбе радикальными методами, в свои ряды лидеры и идеологи этих организаций широко используют псевдореволюционную демагогию. Такими организациями являются, например, Российская коммунистическая рабочая партия (РКРП) и Всесоюзная коммунистическая партия большевиков (ВКПБ). В политическом спектре они занимают то же место, что в свое время занимали итальянские фашисты, немецкие национал-социалисты и др.: при этом они оказываются соседями таких организаций, как, например, Русское национальное единство (РНЕ) Александра Баркашова. Руководство ВКПБ и РКРП имеет устойчивые и тесные связи с российским монополистическим капиталом, чиновничеством, офицерством ; внутри этих партий демократия практически уничтожена, торжествует принцип фюрерства, и обманутые демагогами рядовые члены, субъективно враждебные буржуазии, выступают в роли ее послушного орудия.

Исходя из вышесказанного, Уфимская организация Марксистской рабочей партии (МРП) :

1) решительно отвергает сотрудничество с " краснознаменными " буржуазными организациями, как единым целым, то есть с их руководством и партаппаратами, не делая никаких различий между этими и другими буржуазными политическими организациями;

2) стремится к теснейшему сотрудничеству в практической работе с рядовыми активистами этих организаций, искренне желающими бороться против буржуазии в своей стране и во всем мире, имея при этом в виду способствовать осознанию ими лживости " революционных " фраз их руководителей и отходу их от "краснознаменных" буржуазных организаций; допускает проведение публичных мероприятий совместно с этими активистами ; исключает при этом уклонения от пролетарско-классовой линии, оправдываемые ''необходимостью" приспособления политики пролетарских революционеров к низкому уровню классового сознания вышеупомянутых активистов (в частности, ни в коем случае не следует отказываться от разоблачения буржуазной сущности организаций, в которых они состоят; опасения некоторых товарищей, что, мол, как бы не отпугнуть от себя "здоровые силы" в этих организациях, способствуют отходу МРП от пролетарско-революционной политической линии, являются выражением мелкобуржуазных тенденций в МРП и в конечном итоге грозят ей превращением в жалкий придаток "краснознаменных" буржуазных партий. Критикуя политику этих партий и прилагая усилия к вовлечению их рядовых активистов, настроенных антибуржуазно, в сознательно нацеленную на разрушение российского, украинского и других принадлежащих эксплуататорам госаппаратов политическую борьбу, члены МРП смогут на практике проверить, чего стоит каждый из этих активистов: не всякий из тех, кто питает враждебные чувства к буржуазии, способен разувериться в сказочках

о том, что обществу всегда придется выделять в себе слой профессиональных начальников и предоставлять себя в полное их распоряжение, чтобы не впасть в анархию,

о том, что при Сталине, Мао Цзе-дуне, Ким Ир Сене и им подобных их подданные не знали эксплуатации и жили в социалистическом обществе,

о том, что родина и государство, расположенное на ее территории, - едино суть,

и стать пролетарским революционером, любящим свою родину и разрушающим государство, гражданином которого он является);

  1. допускается сотрудничество с отдельными членами руководящих органов "краснознаменных" буржуазных организаций, если результаты этого сотрудничества пойдут на пользу победоносной классовой борьбе пролетариата, в частности помогут разрушению вышеупомянутых организаций.

Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами !

Принято 09.07.95 г..

Тезисы о Югославии

1. Война в Югославии это война, в настоящий момент имеющая со всех участвующих в ней сторон чисто буржуазный, империалистический, захватнический характер. Это не означает, что он изначально был таковым для каждой из этих сторон: так, например, со стороны боснийских "мусульман" война начиналась как война ополченцев, в том числе рабочего ополчения в шахтерских городах Тузла и Крека. Однако с тех пор правительство Изетбеговича перестало быть "правительством без государства", подобным остающемуся до сих пор таковым правительству Дудаева: боснийский госаппарат, и прежде всего аппарат насилия, уже в основном сложился, большинство ополченцев превратилось в регулярную армию, и война со стороны "мусульманской" Боснии перестала быть собственным классовым делом тамошних пролетариев и мелких буржуа, превратившись в дело единственного класса - буржуазии.(4)

2. Это не только война между Сербией и Сербской Краиной с одной стороны, Хорватией с другой и Боснией с третьей - за передел бывшей СФРЮ; это в первую очередь один из участков борьбы крупнейших империалистических гигантов за передел мира. Буржуазия Сербии и Сербской Краины в этой борьбе выступает как агент российского монополистического капитала; хорватская и, в меньшей степени, боснийская - как агенты монополистического капитала стран НАТО, в частности США (помимо этого, очевидна роль хорватской буржуазии как прислужницы германского капитала). Как и в начале века, Балканы стали той точкой, где противоречия между хозяйничающими в мире группировками монополий достигли крайней остроты и поставили человечество перед быстро растущей угрозой мировой войны, а значит - в отличие от начала века - перед угрозой гибели.

3. В настоящий момент главным поджигателем войны в регионе и, в конечном счете, во всем мире является блок НАТО во главе с США. Именно с его благословения войска Туджмана и Изетбеговича недавно напали на Сербскую Краину, устроив там избиение сербов, подобное геноциду боснийцев, развернутому ранее сербскими и хорватскими войсками. Натовские бомбардировщики несут смерть сербам - не только солдатам, но и мирным жителям. Войска НАТО готовятся повторить "Бурю в пустыне" - на сей раз в балканских горах. Прямое вмешательство НАТО в югославскую войну провоцирует на такое же вмешательство другого империалистического хищника - Россию, чем ставит вопрос о возможном начале третьей мировой войны в порядок дня.

4. Война в Югославии явилась последним толчком, приведшим ООН как инструмент урегулирования конфликтов между группировками эксплуататоров к полному и окончательному краху, подобному краху Лиги Наций. То, что ООН еще существует и даже торжественно отмечает свое 50-летие, не должно никого смущать: Лига Наций формально просуществовала вплоть до второй мировой войны, однако ее паралич уже стал очевиден всему миру в 30-е гг.. Возникновение ООН явилось результатом победы коалиции монополистического капитала США, Великобритании и др. с неоазиатской бюрократией СССР над враждебной им империалистической группировкой; таким образом, эта организация изначально оказалась орудием, с помощью которого победившая группировка эксплуататоров закрепила свое господство в мире. Позднее, когда победители стали бороться друг с другом за передел мира, ООН превратилась в орган, закрепляющий и освящающий результаты этого передела в конце того или иного этапа борьбы. Существование и более-менее успешное функционирование этого органа в течение пятидесяти лет объясняется: послевоенным промышленным подъемом в капиталистических и неоазиатских странах, благодаря которому эксплуататоры разных стран могли наращивать свои доходы без того, чтобы обострять грызню между собой за передел мира до такой степени, когда компромиссы уже невозможны; высокой политической активностью мирового пролетариата и - в неоазиатских странах - государственных рабочих (пики активности последних: начало 50-х гг. в ГДР, 56-й г. в Венгрии, 62-й г. в СССР (Новочеркасск), 68-й г. в Чехословакии, начало 70-х и 80-х гг. в Польше), направленной против господства эксплуататоров и понуждавшей их к компромиссам между собой;

относительным равновесием сил между самыми сильными эксплуататорскими державами мира - СССР и США - и возглавляемыми ими группировками государств ( не входящие в эти группировки государства так или иначе балансировали между ними и в общем не нарушали равновесия сил в мире). Все это заставляло различные мировые группировки монополистического капитала и неоазиатской бюрократии очень часто идти на компромиссы и соглашения друг с другом; крупнейшие из этих соглашений проходили через ООН, что порождало у многих иллюзию ( активно поддерживавшуюся эксплуататорами) насчет ее могучей миротворческой роли. Однако промышленный подъем сменился в 70-е гг. общемировым застоем, а сегодня - уже и, во все большей мере, спадом производства;

очередной мировой всплеск политической классовой борьбы эксплуатируемых масс в конце 80-х - начале 90-х гг. сменился глубочайшим за всю послевоенную историю спадом, на фоне которого разворачивается всемирное наступление реакции (победа Жириновского, зюгановцев и аграриев на выборах 93-го года в Госдуму России, недавний приход Ширака на пост французского президента, рост популярности Росса Перо в США - звенья одной цепи; и хотя в то же самое время некоторые пролетарские организации, вроде французской "Лютт увриер", достигают немалых успехов, это не меняет общей картины - тогда как один идет налево, десять идут направо);

мировое равновесие сил нарушилось после распада СССР и Варшавского договора, которым сопровождалась реставрация капитализма в бывших неоазиатских странах,

и в результате всего этого эксплуататоры всего мира стали драться друг с другом за дележ прибылей не на жизнь, а на смерть.Тут-то и пропала всякая видимость того, что ООН якобы может играть какую-то самостоятельную миротворческую роль. Однако иллюзии на этот счет держались стойко: до наступления хорватских и "мусульмано"- боснийских войск в Сербской Краине, вывода войск ООН ( кроме российского контингента) из Боснии и вмешательства в войну вооруженных сил НАТО даже некоторые марксисты полагали (см. газету"Рабочая демократия"- орган Комитета за рабочую демократию и международный социализм, №1 (22) за 1995 г., стр. 4, статью Лавра Бандиевского "Революция- рабочая помощь Боснии"), что войска ООН представляют собой какую-то гарантию от взаимоуничтожения жителей бывшей СФРЮ. Сегодня стало очевидно, что единственное, что могли бы гарантировать войска ООН югославам, - это вооруженное подавление их революционных выступлений (к которым их платонически призывает Бандиевский), если бы таковые вдруг произошли. Следует также отметить, что грядущей революционной борьбе югославских пролетариев отнюдь не помогут всякого рода эмбарго на поставку оружия в этот регион (за требование отмены всякого рода таких эмбарго Бандиевский осуждает одну из международных марксистских пролетарских организаций - Международную Лигу Трудящихся).

5. В международном масштабе первейшей задачей данного момента для пролетарских организаций является борьба против агрессии НАТО на Балканах. Пикеты, демонстрации, всякого рода акции протеста - все подобные средства хороши; но наивысшее из возможных сегодня достижений в этом вопросе - если удастся побудить рабочих стран НАТО на забастовки не только ради достижения экономических и внутриполитических целей, но и за вывод войск из Югославии. Если политическая организация, претендующая на выражение классовых интересов пролетариата, не выдвигает такой задачи или не пытается посильными ей средствами решать ее - значит, на деле она не является пролетарской организацией и российским пролетарским революционерам нет резона сотрудничать с нею.

Однако собственно для российских пролетарских революционеров такой же, а на практике еще более важной - поскольку у российских пролетарских организаций, в настоящий момент являющихся не более чем кружками, возможности участвовать в борьбе с агрессивной политикой входящих в НАТО государств исключительно малы - задачей является борьба с империалистической политикой российского буржуазного государства в Югославии. Необходимо разоблачать пропаганду российских буржуазных средств массовой информации - как официальных, так и оппозиционных, - использующих страдания сербского народа для пропагандистской поддержки сербской буржуазии, замалчивающих правду о геноциде боснийских "мусульман" и разжигающих, при помощи панславистских и православно-клерикальных идеек, шовинистические настроения среди русских пролетариев и мелких буржуа. Необходимо объяснить, что отправка наемников и добровольцев в Сербию и Сербскую Краину - скрытый аналог прямой агрессии НАТО, которым российская буржуазия пока что вынуждена заменять открытую отправку регулярных войск в Югославию. Необходимо, занимая позицию революционного пораженчества по отношению ко всем участвующим в югославской войне сторонам, бороться за вывод из Югославии всех иностранных войск в том числе и российского контингента войск ООН, до сих пор там остающегося, а также за высылку всех наемников и добровольцев из Сербии, Хорватии и Боснии ( в том числе из Сербской Краины ).

С другой стороны, следует бороться за отмену всех и всяческих эмбарго на поставку оружия во все республики бывшей СФРЮ. Что есть эмбарго, что нет их все равно империалистические державы так или иначе будут вооружать своих югославских сателлитов; но если эмбарго будут сняты и поток оружия в Югославии выйдет из-под контроля правительств империалистических держав, все больше и больше оружия будет не только у солдат регулярных армий, но и у штатских, не мобилизованных пролетариев и мелких буржуа. Будет иметь место процесс стихийного самовооружения трудящихся, который в будущем облегчит им участие в грядущей пролетарской революции - которая только и может окончательно разрешить национальный вопрос на Балканах.

Принято в качестве резолюции Уфимской организации МРП 08.10.95 г..

Резолюция "К событиям в Чечне осенью 1995 года".

1. В течение так называемого "перемирия" в Чечне российская буржуазия, с одной стороны, и та часть чеченской буржуазии, которая поддерживает группировку Дудаева - с другой, предприняли ряд шагов по созданию и укреплению в Чечне буржуазного государства (каждая сторона - своего). Российский капитал, навязывая чеченскому народу марионеточный режим во главе со старым КПССовским аппаратчиком Доку Завгаевым и в то же время не прекращая переговоров с дудаевской группировкой (которая, фактически не командуя большинством защитников Чечни, не может представлять их на каких бы то ни было переговорах), пытается организовать и провести в Чечне "свободные" парламентские выборы под дулами российских автоматов и орудий ; с другой стороны, группировка Дудаева (используемого защитниками Чечни в качестве своего символа, но не обладающего фактической властью над большинством из них) пытается создать поддерживающую его массовую партию, свой госаппарат и преобразовать партизанские отряды в послушную дудаевскому командованию регулярную армию. Однако эти попытки пока что далеки от успешного завершения, и война с чеченской стороны до сих пор является делом не столько буржуазии, сколько мелких буржуа и пролетариев.

Позиция пролетарских революционеров - бойкот выборов в Чечне до тех пор, пока оттуда не уйдут оккупационные войска; за немедленное прекращение "перемирия" в Чечне и переговоров между российскими чиновниками и дудаевской группировкой, за немедленный безусловный вывод российских войск с территории Чечни, против попыток разоружить чеченских крестьян и рабочих как со стороны российской, так и со стороны любой фракции чеченской буржуазии; бойкот попыток российского госаппарата, его чеченских марионеток вроде Завгаева и самозванных "чеченских лидеров" типа Дудаева установить в Чечне буржуазный правопорядок. Интерес пролетариев Чечни, России и всего мира заключается в том, чтобы Чечня не стала ни частью Российской Федерации, ни независимой Республикой Ичкерией. Чем больше в мире будет территорий, где место эксплуататорского порядка займет временный беспорядок (5), тем легче будет грядущей социалистической революции установить во всем мире новый пролетарский порядок.

Наши лозунги:

"Да здравствует безвластие в Чечне!"

"Долой выборы в органы власти оккупантов!"

"Да здравствует партизанская Чечня!"

"Свободу и независимость народу Чечни!"

2. Как показали события текущего года, организованность и сознательность российского пролетариата еще настолько невелики, что он не дал отпора агрессии российской буржуазии в Чечне и не поддержал чеченских трудящихся в их тяжелой, неравной борьбе хотя бы забастовками и другими акциями протеста. Тем не менее, российские рабочие и их дети в меру сил старались уклониться от участия в кровавой войне, развязанной российской буржуазией, в покорении чеченского народа и тем спасли честь российского пролетариата. Однако среди рабочих нашлись те, которые в погоне за длинным рублем начали восстанавливать разрушенные постройки на оккупированной российскими войсками территории. Пролетарские революционеры не против восстановления жилых домов, больниц, школ, заводов и всех прочих разрушенных объектов в Чечне - они против того, чтобы это делалось под руководством российского капитала, в его интересах, в русле установления и укрепления колониальных порядков в Чечне. Пролетарские революционеры выступают за свободную, безгосударственную ( до того времени, когда до гор Кавказа докатится волна грядущей революции и в Чечне появится пролетарское полугосударство), независимую от всякой - в том числе и своей национальной - эксплуататорской державы Чечню: следовательно, они выступают за то, чтобы трудящиеся всего мира оказывали своим чеченским братьям и сестрам помощь в восстановлении разрушенных городов и сел без посредства эксплуататоров и их государств. Что же касается тех, кто восстанавливает разрушенные производственные и другие строения для российской буржуазии, то они являются не кем иным, как штрейкбрехерами. Смерть, которую некоторые из них получили от рук защитников Чечни, заслужена ими. Остальные должны немедленно сделать из этого практические выводы и перестать быть позорными прислужниками империалистических разбойников.

Наши лозунги:

"Выступим в защиту чеченских трудящихся!"

"Ни одного солдата российским войскам в Чечне!"

"Ни одного танка, самолета, автомата империалистическим убийцам!"

"Да здравствует солидарность трудящихся во всем мире!"

3. 12.11.95 г. в программе "Итоги" по каналу НТВ сообщили, что за предыдущие сутки совершено 29 нападений на оккупационные силы в Чечне, из них 23 - в Грозном. Партизанская война с захватчиками продолжается в самом сердце Чечни. Так держать, доблестные воины! Да здравствует мировая социалистическая революция, которую вы приближаете!

Принято 21.11.95 г..

Постановление от 22.11.95 г.

Уфимская организация МРП, рассмотрев вопрос об отношениях между Россией и Украиной, о положении на Украине и, в частности, в Крыму, пришла к следующим выводам:

1) Российская Федерация и Республика Украина - два суверенных буржуазных государства, не находящихся в колониальной или полуколониальной зависимости друг от друга. Владеющие этими государствами российские и украинские капиталисты борются друг с другом за выгодные для себя условия торговли между обеими сторонами, за рынки вывоза капитала, рынки сбыта и рабочей силы, за сферы экономического влияния, а следовательно - за стратегически важные территории (прежде всего за Крым). Победа как российской, так и украинской буржуазии над ее соседями-конкурентами ничем не будет способствовать приближению мировой социалистической революции; поэтому пролетарские революционеры должны выступать за поражение обеих буржуазий в их драке за передел мира.

2) Как российская, так и украинская буржуазия участвуют в борьбе международных империалистических группировок за передел мира. Их позиции в мировой экономике довольно слабы, зато их армии - одни из сильнейших в мире. Как российская, так и украинская буржуазия стремится к приобретению колоний и полуколоний; уместно поэтому говорить о политике империалистической экспансии российской и украинской буржуазии. Понятия "российский империализм", "русский великодержавный шовинизм" никого не удивляют; однако столь же правомерно употребление понятий "украинский империализм" и "украинский великодержавный шовинизм".

3) В процессе реставрации капитализма в СССР и распада СССР наметились две тенденции - отделение Крыма от Украины и превращение его в украинскую колонию, - вторая из которых опережает первую. (Те же тенденции имели место и в Чечне по отношению к России.) Большинство населения Крыма - в том числе и большинство крымского пролетариата - поддерживает требование как можно большей независимости от Киева, что доказано результатами выборов в крымский и украинский парламенты, проходивших в Крыму референдумов, а также популярностью сепаратистских движений среди крымчан. Эти движения созданы русскими националистами, поддерживаются российской буржуазией и мобилизуют массы на службу той части крымских капиталистов, которая заинтересована в превращении Крыма в российскую сферу влияния. Поэтому поддерживать эти движения пролетарские революционеры не могут. Однако это еще не основание для того, чтобы отказать в поддержке крымским пролетариям и мелким буржуа, чью враждебность украинскому империализму используют российские империалисты; точно так же поддержка дудаевского режима (точнее - "полурежима", недоделанного режима, поскольку формирование буржуазного госаппарата Республики Ичкерия еще не завершено. По отношению к Дудаеву и его клике лучше всего употреблять термин "группировка") и той части чеченской буржуазии, чьи интересы он выражает, со стороны украинских и прибалтийских капиталистов - не основание для того, чтобы осудить освободительную борьбу самовооружившегося чеченского трудового народа. Пока что пролетарским революционерам не стоит поддерживать лозунг автономии или независимости Крыма: крымские трудящиеся еще не превратили его, подобно чеченским, в свой классовый интерес, встав под это знамя с оружием в руках. Однако следует без колебаний осудить украинских империалистов, грубо попирающих право крымского пролетариата и всего местного населения решать судьбу своей территории, и по мере сил превращать борьбу за самоопределение крымчан в одно из важных дел всеукраинского и в одно из многих дел всего мирового рабочего движения. Эта борьба будет способствовать разрушению украинского госаппарата, а значит, приближению мировой социалистической революции.

Уфимская организация МРП исходит из того, что современные революционеры должны поддерживать право на самоопределение населения регионов - доведенное до предельной последовательности буржуазно-демократическое право масс - в тех случаях, когда воля большинства населения не противоречит воле большинства пролетариата или класса государственных рабочих в данном регионе, а главное, приближает начало мировой социалистической революции и способствует ее победе. В данном случае ситуация именно такова.

4) Крымские татары - часть населения Крыма. То, что их предки жили в Крыму дольше, чем предки русско- и украиноязычных крымчан, не дает им каких-то особых прав по сравнению с последними. Крымско-татарские трудящиеся имеют право - с точки зрения пролетарских революционеров - определять судьбу полуострова лишь как часть всех трудящихся Крыма, лишь вместе с ними. Однако, если они заселят часть Крыма и составят там большинство населения, то будут иметь право - разумеется, вместе с остальными жителями этой территории - самоопределения именно на этой территории, вплоть до отделения ее от Крыма и присоединения к тому или иному государству.

Пролетарским революционерам следует разоблачать попытки Киева разыгрывать крымско- татарскую карту и крокодиловы слезы украинских буржуазных националистов по поводу несчастной судьбы этого народа.

5) На Украине есть национальные меньшинства, которые заслуживают сегодня не меньшего сочувствия, чем крымские татары. Одно из них - русины. Эта этническая группа, проживающая в Закарпатье, имеет свою специфическую культуру и говорит на языке, не менее отличающемся от украинского, чем, например, белорусский. Однако с момента присоединения Закарпатья к Украинской ССР и до сих пор украинские власти отказывались признавать само ее существование. Русин не может добиться того, чтобы в его паспорте в графе "национальность" было записано "русин"; со сталинских времен и до сих пор русинов записывают как "украинцев". Русинский язык не преподается в школах, а официальные ученые в лучшем случае рассматривают его как диалект украинского языка. Литература на русинском языке в Закарпатье с послевоенных времен не издавалась; до сих пор ее приходится ввозить из-за границы, из тех стран, где есть русинские общины. Немногочисленные и плохо финансируемые русинские буржуазно-националистические организации подвергаются бешеной травле со стороны госаппарата и политических партий украинской буржуазии (особенно со стороны фашистов). Часть русинских националистов стремится к союзу с российской буржуазией; но если та или иная организация, претендующая на левизну, откажется из-за такой политики русинских националистов или из-за поддержки их буржуазией тех или иных стран от защиты права русинов на свое имя и свой язык, то она тем самым обнаружит свой непролетарский характер. "Малозначительный" русинский вопрос - один из тех пробных камней, на которых проверяется классовый характер политических организаций.(6)

Эти выводы Уфимская организация МРП принимает как исходные данные для выработки своих позиций по связанным с Украиной политическим вопросам, а также для определения своего отношения к различным политическим организациям.

Примечания.

К стр. 50.

(1) Если бы то, что сказано в этом и предыдущем абзаце, не имело места, то даже тот факт, что российское государство нарушило право чеченского народа на самоопределение, не мог бы быть аргументом в пользу поддержки пролетарскими революционерами чеченской стороны в этой войне. Если бы эта война была не более, чем войной между российской и большей частью чеченской буржуазии, то нарушение права чеченцев отделиться от России было бы лишь одним из многих обвинений в адрес российского капитала; однако выступать все-таки следовало бы за поражение обеих сторон. Лишь в силу того, что чеченские трудящиеся взяли в руки оружие и воюют сами, не будучи мобилизованы и руководимы ни госаппаратом, ни какими-либо партиями, - лишь поэтому защита Чечни стала интересом всего мирового пролетариата.

Только централизованное руководство чеченским партизанским движением со стороны буржуазного государственного или партийного аппарата давало бы основание утверждать, что чеченские пролетарии и мелкие буржуа воюют не за свои классовые интересы. То, что такое руководство отсутствует, - это факт. Косвенно его признают даже российские генералы и чиновники, время от времени сообщая о своих попытках вести переговоры непосредственно с руководителями партизанских отрядов, хотя сам Дудаев охотно идет на переговоры. Это говорит о том, что Дудаев и его приспешники обладают реальной властью далеко не над всеми партизанскими отрядами и потому не представляют для российского правительства большого интереса как субъект переговоров.

К стр. 52.

(2) Командиры чеченских партизанских отрядов в большинстве своем практически независимы от Дудаева и его окружения. Тем более они зависят от рядовых бойцов своих отрядов. Вообще командир партизан вынужден в гораздо большей мере считаться с волей своих подчинненых, чем офицер армейской части. В чеченских партизанских отрядах отсутствует механизм, аналогичный бандеровской "службе безопасности", заставляющий рядовых бойцов беспрекословно подчиняться командиру, а командира - центру. Поэтому даже чеченский буржуй, возглавивший партизанский отряд, автоматически оказывается в двойственной роли -выразителя интересов и своего класса, и эксплуатируемых трудящихся Чечни.

К стр. 53.

(3) Недавно был убит Салман Радуев - зятек Дудаева, бывший комсомольский чиновник высокого ранга, один из тех, через кого чеченские буржуа действительно могут и пытаются полностью подчинить себе чеченских партизан. Как сообщают средства массовой информации (06.03. 96,22.00-22.30 мос. вр., НТВ, "Сегодня"), он был убит "боевиками" из отряда одного из "полевых командиров", обвинившими Радуева и того своего командира в предательстве. Так держать, защитники Чечни!

Радуев, кстати, был недругом Басаева. Из этого пролетарским революционерам не стоит делать вывод, что Басаев - заклятый враг чеченской буржуазии и было бы хорошо, если бы он возглавил все партизанские движения Чечни. Такие деятели, как Басаев, могут в какой-то мере представлять интересы трудящихся лишь до тех пор, пока его известность намного превышает его реальную силу.

К стр. 55.

(4) Этого не принимают во внимание наши товарищи из Международной лиги трудящихся (МЛТ), продолжая, как и в начале войны, поддерживать босснийскую ("мусульманскую") сторону.

К стр. 58.

(5) К сожалению, такой беспорядок не установился на территории Боснии. Сейчас там имеет место буржуазный порядок, поддерживаемый правительством Изетбеговича с помощью регулярной армии, выступать на стороне которой для пролетарских революционеров нет никаких оснований.

К стр. 60.

(6) На этом и других такого же рода пробных камнях не мешало бы проверить себя и нашим украинским товарищам, и товарищам из МЛТ. Хорошо бы им определить свою позицию по Крыму, по русинам и по другим подобным вопросам, зафиксировав ее документально. В любом случае учредительный съезд МежРП должен занять четкую позицию по вопросам, о которых идет речь в данном постановлении.

( Добавление от 11.10.99 : Учредительный съезд МежРП - так называемой Международной рабочей партии, состоявшийся в сентябре 1998 г., зафиксировал в программе МежРП лозунг " права наций на самоопределение". Тем самым члены МежРП доказали, что их политическое сознание ничуть не продвинулось вперед по сравнению с политическим сознанием большевиков 1917 года - лидеров такой пролетарской революции, которая не была социалистической по своему характеру.

Самоопределение нации - это самоопределение эксплуататорского класса, являющегося консолидирующим ядром данной нации. Если пролетарская революция ведет не к смене одних эксплуататоров другими, а к социализму, то нации отмирают, а не "самоопределяются" в процессе этой революции. Лозунг "права наций на самоопределение" перестает быть актуальным во второй половине 20 века в связи с научно-технической революцией, создающей материальную базу социализма. Он перестает быть пролетарским и превращается в проявление той или иной степени мелкобуржуазности у политической партии, его выдвигающей; и если сегодня некоторые политические организации, выдвигающие этот лозунг, все же можно признать в большей степени пролетарскими, чем мелкобуржуазными, то они являются таковыми не благодаря, а вопреки этому лозунгу. Сегодня для пролетарских революционеров актуален лозунг "права населения регионов - и прежде всего классово организованного пролетариата - на самоопределение.")

Добавления за октябрь 1999 г.

1. Утверждения о том, что "национализм - это по сути своей борьба за власть буржуазии данной нации над пролетариатом" и что" "буржуазный" и "националистический" есть синонимы", верны по отношению к капиталистическому обществу, о котором только и идет речь в резолюции "Об отношении к "краснознаменным" буржуазным политическим организациям". По отношению же к неоазиатскому обшественному строю, существовавшему в 20 веке в СССР и ряде других стран, эти же утверждения будут верны, если заменить слово "буржуазия" словами "неоазиатская бюрократия", а "пролетариат" - "класс государственных рабочих".

2. Как и социал-фашистские организации, КПРФ тоже проводит массовые манифестации, но она хотя и является крайне последовательной буржуазной (т.е. крайне правой) партией, но все же не настолько последовательна, чтобы быть фашистской - потому, что она всего лишь машина для сбора голосов на выборах. Фашистской крайне правая партия является, если она по своим функциям и структуре ориентирована более на внепарламентское, чем на парламентское действие: благодаря этому она становится вполне последовательной в своей крайней правизне. У КПРФ же дело обстоит как раз наоборот: она ориентирована более на парламентское, чем на внепарламентское действие.

Крайности сходятся. И революционеры, и фашисты зовут эксплуатируемых трудящихся "к топору": разница лишь в том, что под руководством фашистов пролетарии и мелкие буржуа будут биться за углубление и расширение политической власти монополистической буржуазии над ними же, а под руководством пролетарских революционеров - за свою собственную политическую власть.

3. Во время чеченской войны 1994-96 гг. некоторые пролетарские революционеры, даже заняв позицию поддержки чеченских партизан, не избежали мелкобуржуазных уклонов в формулировке этой позиции. Так, Комитет за рабочую демократию и международный социализм фактически поддержал не только чеченских мелких буржуа и пролетариев, но и ту фракцию чеченской буржуазии, интересы которой выражал режим Дудаева: газета КРДМС "Рабочая демократия" довольно глупо приукрашивала этот режим, пытаясь представить его революционным (см. "РД" №1 (22) за 1995 г., стр.1). Сегодня очевидно банкротство подобных уклонов и полная оправданность того четкого разграничения между двумя защищавшими Чечню силами - буржуазией и эксплуатируемыми трудящимися, - которое УфО МРП провела в своих резолюциях.

Позиция, зафиксированная в этих резолюциях, была настолько правильна для пролетарского революционера, что сегодня мне (В. Бугере), автору их текста, не приходится отказываться ни от одного слова в них. В этих резолюциях было указано, что мирное соглашение между российской и чеченской буржуазией будет таким же поражением мирового пролетариата, как и победа России,- и вот мы видим, что трехлетнее перемирие между обеими национальными буржуазиями позволило им спустить на тормозах боевую энергию чеченских пролетариев и мелких буржуа, свести на нет то разрушительное воздействие, которое оказывало самовооружение (и самоорганизация тоже) последних на российскую буржуазную государственность. Благодаря этому перемирию великолепное чеченское безвластие оказалось локализованным и потому бесплодным для мирового пролетариата. Далее, в этих резолюциях подчеркивалась двойственная классовая сущность Басаева как политического деятеля, а в примечаниях к ним за 1996г. содержалось предостережение от излишнего увлечения им, - и вот мы видим, что после той войны Басаев очень быстро стал чисто буржуазным деятелем и сегодня выступает именно в таком качестве. Наконец, мне не приходится краснеть от стыда, вспоминая о взрывах жилых домов в России, совершенных агентами чеченской буржуазии: в отличие от лидера КРДМС Сергея Бийца, я никогда ни в коей мере ее не поддерживал, что и видно по резолюциям УфО МРП, а также по статье О чеченской войне и не только о ней . В то же время позиция по чеченской войне, зафиксированная в резолюциях УфО МРП, абсолютно чиста от какой бы то ни было поддержки российской - так же, как и всякой другой - буржуазии.

Одно из самых важных достоинств резолюций УфО МРП по российско-чеченской войне 1994-96 гг. - то, что в них поддержка чеченских рабочих и крестьян обосновывается без ссылок на пресловутое "право наций на самоопределение". Этим они выгодно отличаются, например, от того обоснования, которое приводил в пользу поддержки чеченских партизан лидер Астраханской организации ОФТ Олег Шеин (см. его статью "Чечня и право наций на отделение" - "Под знаменем марксизма",№7-8). Во второй половине 20 века ссылка на это право уже сама по себе означает ту или иную степень мелкобуржуазности - даже в том случае, если во всем остальном человек или организация показывает свою пролетарскую революционность (чего, увы, не скажешь о Шеине: у него мелкобуржуазных уклонов, притом весьма существенных, - вагон и маленькая тележка).

Тот расклад классовых сил, который имел место в российско-чеченской войне 1994-96 гг., может еще не раз повториться в различных регионах мира. Поэтому обе "чеченские" резолюции УфО МРП могут еще пригодиться революционерам, послужить им учебным пособием. То же можно сказать и об остальных трех документах - резолюциях и постановлении - УфО МРП.

Тезисы о войне за Косово.

1.С самого начала этой войны и до сих пор все участвующие в ней войска - сербские, натовские, российские, Освободительная армия Косово - являются орудиями тех или иных группировок монополистического капитала. Правда, ОАК - наименее централизованная и управляемая со стороны из всех этих сил, представляющая собой совокупность плохо связанных друг с другом полупартизанских отрядов - наиболее близка к тому, чтобы выступать, подобно чеченским партизанским отрядам в 1994-96 гг., в двух ипостасях: не только в качестве орудия буржуазии, но в то же время и в качестве формы самоорганизации косовско-албанской мелкой буржуазии и пролетариата. Однако до сих пор ОАК слишком сильно подкармливается НАТО (сильнее, чем чеченские полевые командиры - буржуазией ряда ближневосточных стран), пользуется слишком явным его покровительством, слишком плотно контролируется им для того, чтобы действительно выступать в такой двоякой роли. Поэтому с начала войны и до сих пор позиция пролетарских революционеров - за поражение всех воюющих сторон и за превращение империалистической войны в революцию. Не исключено изменение этой позиции - в том случае, если ОАК перестанет быть зависимой от НАТО и окончательно превратится в конгломерат независимых партизанских отрядов: в этом случае надо будет солидаризироваться (с соответствующими оговорками) с нею, выступить в ее поддержку.

2. Что же касается борьбы между Сербией и Россией, с одной стороны, и НАТО - с другой, то тут пролетарским революционерам поддерживать некого. Поддержка одной из этих двух сторон свидетельствует о более или менее последовательном переходе на буржуазные позиции. Тот, кто разглагольствует о "революционной защите Югославии" (т.е. фашистской Сербии) либо поддерживает НАТО в качестве "защитника демократии и прав человека", - тот является буржуазным холуем, какой бы революционной фразой он ни прикрывался.

3. Одной из необходимых предпосылок революции на Балканах является вооружение балканских пролетариев. Поэтому пролетарские революционеры выступают за прекращение разоружения жителей Косово войсками НАТО и России. Мы также выступаем за вывод иностранных войск с территории бывшей Югославии. Пусть ее жители сами решают судьбу своих стран; пусть ее пролетарии разберутся со своими буржуями и договорятся друг с другом, не чувствуя на своей шее еще и иноземного сапога. Иностранная буржуазная оккупация не разрешает межнационального конфликта, а только консервирует его.

Пролетарские революционеры - против любых эмбарго на поставки оружия на территории бывшей Югославии. Пусть на Балканах будет больше оружия, пусть оно будет дешевле и доступнее для широких трудящихся масс.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ МИРОВАЯ КОЛЛЕКТИВИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ !

Сентябрь 1999 г..

 

Тезисы о новой кавказской войне.

1. Летом 1999 г. началась новая война между Россией и Чечней. В отличие от войны 1994-96 гг., которая с чеченской стороны приобрела характер народной, Отечественной войны,* нынешняя война пока что имеет с обеих сторон исключительно буржуазный характер. Если в 1994-96 гг. чеченские партизанские отряды имели двойственный классовый характер (действуя под руководством представителей буржуазии, они в то же время являлись формой самоорганизации эксплуатируемых трудящихся), то сегодня наемники Басаева и Хаттаба, нападающие на Дагестан,- не более, чем орудие части чеченской буржуазии. Если в 1994-96 гг. Басаев выступал в двух ипостасях -представителя большей части буржуазии и в то же время представителя чеченских мелких буржуа и пролетариев, то сегодня из этих двух ипостасей у него осталась лишь первая. И если захват роддома в Буденновске можно было оправдать как *Основной силой, защищавшей тогда Чечню от российских оккупантов, были не регулярные воинские части под руководством Дудаева, а совершенно самостоятельные партизанские отряды, члены которых обладали оружием как своей полной собственностью. Благодаря этому чеченские мелкие буржуа и пролетарии выступали - наряду с буржуазией - как самостоятельная классовая сила, не являющаяся просто покорным орудием своей национальной буржуазии, но борющаяся в этой войне за свои интересы.

печальные издержки борьбы чеченского народа с российской буржуазией за выживание - и при этом даже отметить то позитивное значение этой операции, что она обнаружила гнилость и слабость российской полиции, - то террористические акты, совершаемые чеченскими боевиками сегодня, есть целиком и полностью буржуазное дело, служащее притом Кремлю и местным российским властям прекрасным поводом для ужесточения политического режима и дальнейшего свертывания демократических свобод.

2. В то же время нельзя не признавать, что преступления российской буржуазии в Чечне многократно превосходят преступления чеченской буржуазии в России. Русские бомбы погубили в 1994-96 гг. и губят сегодня гораздо больше людей и стирают с лица земли гораздо больше жилищ, чем чеченские взрывные устройства. Кроме того, судя по сообщениям некоторых российских буржуазных средств массовой информации (СМИ), к подготовке ряда терактов на территории России могут быть причастны агенты не только чеченских, но и российских финансовых групп. Не исключена возможность того, что в нападениях Басаева и Хаттаба на Дагестан, а также в убийствах мирных жителей в России (взрывы домов и т.п.) присутствует элемент провокации со стороны тех группировок российской буржуазии, которые стремятся продолжать войну с Чечней. Тем более гнусно выглядит та античеченская пропагандистская кампания, которую развязали российские буржуазные СМИ. Некоторые из них (например, 1-й канал ОРТ) преступают даже буржуазные законы, разжигая войну и национальную рознь. Хозяева подобных СМИ и их ревностнейшие слуги - например, Борис Березовский, Сергей Доренко, Михаил Леонтьев - являются военными преступниками даже с точки зрения буржуазного права.

3.Если бы дагестанские ополченцы, защищающие сегодня свою страну от чеченских агрессоров, самоорганизовались отдельно от частей регулярной российской армии и самовооружились, то пролетарским революционерам надо было бы их поддержать: это была бы Отечественная, народная война. Если Россия вновь введет войска в Чечню и чеченский народ вновь самовооружится и сам, не будучи мобилизован буржуазией, встанет на защиту своей страны, - надо будет поддержать его. Если бы самоворужившиеся чеченские и дагестанские трудящиеся, организованные в партизанские отряды, передрались друг с другом, пролетарским революционерам приличествовало бы призвать их к миру. В данный момент ничего подобного еще нет эксплуатируемые трудящиеся еще не выступили как хотя бы относительно самостоятельная сила ни с той, ни с другой стороны, - и пролетарским революционерам пока что не с кем солидаризироваться в этой войне, некого призывать к миру. Наша позиция для настоящего момента - за поражение обеих сторон и превращение войны в революцию.

При любом варианте развития событий цель российских пролетарских революционеров - вывод российских войск из района боевых действий без всяких переговоров и предварительных условий (с тем, чтобы они оставили склады своего оружия дагестанским ополченцам - пусть те сами решают судьбу своей страны), против российских бомбардировок Чечни. Наша

задача - способствовать организации как можно более массовых выступлений (от демонстраций до забастовок), где звучали бы эти требования. Кроме того, новая война в Чечне делает особо популярным наш постоянный лозунг: "Призывник, не ходи в армию!" Лучше "закосить" от армии, чем оплачивать своей кровью прибыли "новых русских". Мы поддерживаем решение парламента Татарстана прекратить призыв в армию со своей территории: хоть татарская буржуазия пошла на это, исходя из своих интересов, но данный ее шаг совпал с классовыми интересами всего российского пролетариата. Если местные власти других регионов России обнаружат поползновения в том же направлении, наша задача способствовать тому, чтобы народ побуждал их быть столь же последовательными в этом деле, как и татарские буржуи.

4. Единственный ключ к окончательному и бесповоротному решению всех национальных проблем - пролетарская революция. Нигде, даже в самых богатых странах мира, буржуазная полиция не может эффективно защищать простых людей от буржуазно-националистических террористов всех мастей. Только когда пролетарии вооружатся, самоорганизуются и возьмут власть в свои руки; только когда в каждой семье простого трудящегося будет автомат, а порядок в городах и селах будут охранять вооруженные дружины трудовых коллективов, территориальных и домовых общин; только когда исчезнет рынок жилья, и все постройки будут находиться в собственности тех или иных коллективов трудящихся - только тогда перестанут взрываться бомбы в домах, на площадях и вокзалах. Поэтому -

ДА ЗДРАВСТВУЕТ МИРОВАЯ ПРОЛЕТАРСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ !

29.09.99.

 

Какой национализм опаснее?

В 11-м номере "Мирового курьера" (январь 1996 г.) была опубликована статья члена Социалистического рабочего союза Олега Дубровского "Лев Троцкий и украинский вопрос к началу второй мировой войны". Обратимся к заключительной части статьи, где автор, задав вопрос: "Какие выводы можем сделать мы, украинские рабочие активисты, претендующие на звание революционеров и наследников Октябрьской революции?" - излагает свою позицию по отношению к экономической и политической независимости украинского буржуазного государства, а также свои оценки политической роли некоторых буржуазных партий на Украине. Все свои оценки и утверждения Дубровского мы рассматривать не будем, а сосредоточимся на нескольких сделанных им очевидных ляпах.

"Нынешняя карикатурная независимость, проводимая пробуржуазной национал бюрократией - вчерашними сталинистами вкупе с националистами, есть лишь прикрытие для соревнования за Украину между западным и возрождающимся российским ипериализмом. Пробуржуазная власть качается как маятник между полуприкрытым давлением Кремля и подачками западных финансовых институтов У нынешней Украины выбор невелик: протекторат империалистической России, или 4-го рейха объединенной Германии."

В том-то и дело, что нынешняя буржуазная независимость Украины - в отличие от аналогичной независимости времен гражданской войны - отнюдь не карикатурная, а вполне реальная и лишь немногим менее полноценная, чем, скажем, независимость современной буржуазной России. После реставрации капитализма в СССР, сочетавшейся с распадом его на пятнадцать кусков, Украина стала одним из сильнейших среди этих кусков. Так же, как и в других республиках бывшего СССР, украинская госбюрократия высшего и среднего уровня составила основу и главную часть класса буржуазии (добавим, монополистической буржуазии: в бывшем СССР капитализм возродился в государственно-монополистической форме). Так же, как и буржуазия России, Белоруссии, Казахстана и т. п., украинская буржуазия слабее, чем буржуазия США, Японии, стран Западной Европы. Однако в отличие от, скажем, белорусской буржуазии, капиталисты Украины лишь немногим слабее своих российских конкурентов и довольно успешно отбивают натиск их банковского капитала, сопротивляются их экономическому давлению и спорят с ними по политическим вопросам (например, вопрос о Черноморском флоте).

Украинский капитал - это не беспомощная игрушка в руках могучих соседей, не пассивный объект их соперничества. То, как киевское правительство обращается с Крымом, свидетельствует о том, что украинская буржуазия имеет достаточно сил и решимости, чтобы не упустить свой (хотя и маленький) кусок пирога, доставшийся ей при империалистическом дележе мира. Украинский империализм - такая же реальность сегодняшнего дня, как и российский, германский и т.д. И хотя Украина как империалистическая держава гораздо слабее западных колоссов и несколько слабее России; хотя она и находится в полуколониальной зависимости от Германии и США (так же, как и республики бывшего СССР - полуколонии высокоразвитых капиталистических стран), однако все это не мешает ей оставаться империалистической державой. Российская империя в начале 20 века тоже была полуколонией Запада и в то же время империалистической державой, одной из тех, что делили мир между собой. Что же касается протектората России, то вряд ли государство со второй по величине армией в Европе (первая - у России) так просто поддастся под власть своего соседа. К тому же Украина надежно защищена от ядерных ударов: ядерные удары по Украине означали бы радиоактивное заражение всей европейской части России, поэтому она и сама не будет наносить их, да и другим не даст. Зато до тех пор, пока Украина обладает ядерным оружием, она может обстреливать, скажем, Сибирь без риска подвергнуть радиоактивному заражению свою территорию и получить ответный ядерный удар от России (потому-то киевское правительство и оттягивает, как только можно, ликвидацию украинского ядерного оружия).

Миф о том, что жалкие украинские "власть имущие" качаются, мол, между Кремлем и Западом - пропагандистское оружие крайне правых украинских националистов, стремящихся сделать еще более жесткой внешнюю политику украинского буржуазного государства. Это стремление вполне соответствует интересам всей украинской буржуазии, что доказывает эволюция политики ее государства после прихода Кучмы на пост президента: этот мягко-улыбчивый "сторонник интеграции" постепенно урезает демократические права масс внутри страны, а в отношениях с Россией проводит все более жесткую линию, прикрываемую заверениями о дружбе. Так же как и во всем мире, и в бывшем СССР в частности, в политической жизни Украины идет большая волна реакции. Эта волна захватывает и многих леваков, стремящихся быть революционерами, тащит их вправо. В России многих уже прибило к фашистским берегам. Вот и на Олега Дубровского оказывают влияние взгляды и настроения, выгодные фашистам (в данном случае украинским) и распространяемые ими.

"...неосталинистские политические группировки СПУ, КПУ, ПК (б)У - практически полностью состоят из русскоязычных членов и базируются преимущественно на русифицированном востоке Украины. В Днепропетровске левый политклуб практически оккупирован сторонниками Г.Зюганова, которые кричат, что борьбу за социализм надо начинать с восстановления величия русского народа... Но нести подобный шовинистический бред в украинском городе, пусть даже и таком русскоязычном, как Днепропетровск, это значит лить воду на мельницу буржуазных националистов".

Последнее совершенно правильно. Днепропетровские сторонники Зюганова действительно помогают украинским буржуазным националистам: вот, например, толкают в их ряды Олега Дубровского... Так же, как и украинские националисты, он обзывает "русифицированным" восток Украины - регион, в котором множество наций и народностей образовали великолепный сплав. В бывшем СССР, пылающем в огне межнациональных конфликтов, восток Украины - один из сегодняшних проблесков будущего смешения наций. Этот сплав формировался еще с царских времен; причины, по которым люди разных наций съезжались сюда, носили главным образом экономический характер, и в их числе никогда не было никакого стремления Москвы растворить местных украинцев в нахлынувших потоках "мигрантов". Поэтому ни о какой русификации востока Украины не может быть и речи. Правда то, что жители восточных и центральных областей Украины используют в качестве разговорных языков русский и "суржик" - своеобразную смесь русского и украинского языков, очень интересную как следствие объективного, независимо от воли правительств и партий идущего процесса слияния наций. Именно этим, а не политическим курсом СПУ, КПУ и ПК(б)У объясняется то, что члены этих организаций, живущие и работающие в восточных и центральных областях, говорят главным образом по - русски. На Западной Украине соц - и компартийцы говорят и по - украински. Вообще, процент украинцев в этих трех партиях примерно такой же, каков он среди всего населения Украины.

Дубровксий свалил СПУ, КПУ и ПК(б)У в одну кучу. На самом же деле первые две из них резко отличаются по своему месту в политическом спектре от третьей. Партия коммунистов (большевиков) Украины действительно проводит политическую линию, совпадающую с курсом российского империализма и прикрываемую лозунгом "возрождения СССР". Это такая же русско-фашистская партия, члены которой считают себя коммунистами, как и партии Анпилова и Нины Андреевой. Соцпартия и Компартия Украины - совсем другое дело. Они не борются за "возрождение СССР", признают украинскую суверенную государственность и даже отстаивают территориальную целостность этого буржуазного государства (например, по вопросу о Крыме выступают с украинско-великодержавных, шовинистических позиций). Их политика направлена не только на сохранение эксплуататорского госаппарата, сегодня принадлежащего буржуазии на Украине, но и против его присоединения к другим буржуазным государствам (например, к российскому). Одним словом, это украинские националисты, что справедливо отмечают их критики из рядов русско-националистической организации "Союз коммунистов Украины. Правда, они борются за существование украинского буржуазного государства наименее рьяно среди всех украинско-националистических партий. Именно поэтому остальные украинские националисты обзывают их пособниками Москвы. СПУ и КПУ не допускают в своей пропаганде идей национальной исключительности украинцев, их первенства по отношению к другим населяющим Украину народам; они не борются за власть "сильной руки", за свертывание буржуазной демократии (в отличие от зюгановцев, анпиловцев и ниноандреевцев); в отличие от КПРФ - крайне правой русской буржуазной партии, которую многие неправильно называют социал-демократической, СПУ и КПУ действительно являются правыми социал-демократическими (то есть левыми буржуазными) партиями украинской буржуазии.

Именно последнее обстоятельство является причиной тому, что под крылышко этих партий тянутся мелкобуржуазные элементы (в основном пенсионеры из бывших мелких начальников и служилой интеллигенции), которые сами по себе, по своим личным взглядам являются русскими националистами. Русские националистические организации на Украине малы и слабы - украинская буржуазия их не подкармливает, а русской буржуазии нелегко протягивать щедрую руку через границу, - а этим людям хочется прислониться к какой-то силе. Вот они и идут в Соцпартию и Компартию Украины. Аппарат этих партий старается привлекать таких людей или, по крайней мере, уговаривать их голосовать за эти партии на выборах (с этой целью низовые активисты СПУ и КПУ иногда даже использовали лозунг "возрождения СССР", не имеющий никакого отношения к реальной политике этих партий); однако никакого заметного влияния на политику СПУ и КПУ они не оказывают. Напротив, руководство соц- и компартии, управляющее массой рядовых членов почти без всякого контроля снизу, нейтрализует состоящих в ее рядах русских националистов и направляет их деятельность в русло, безопасное для украинской буржуазии. В рядах СПУ и особенно КПУ можно отыскать сторонников Зюганова; в действительности же эти партии не являются русско-националистическими подобно зюгановской КПРФ. Дубровский не только не подчеркивает этого - читая его статью, можно подумать,что СПУ и КПУ проводят политику русского национализма .Тем самым он поддерживает и раздувает пропагандистский миф более правых,чем СПУ и КПУ,украинских националистов о коммунистах - агентах Москвы.

Если рабочий активист действительно является пролетарским революционером, то среди всех национализмов его первый враг национализм той нации, буржуазия которой политически господствует в стране, среди рабочих которой он ведет пропаганду и организаторскую работу. В данный момент на Украине национализмом господствующей буржуазии является именно украинский. Поэтому если Олег Дубровский действительно хочет быть пролетарским революционером, то ему не мешало бы сосредоточить свои усилия на борьбе именно с украинским национализмом, отодвинув борьбу с русским и прочими другими национализмами на второй план. Иначе он помимо своей воли станет агентом буржуазии в рабочем движении.

Опубликовано под псевдонимом : Дмитро Зализняк ("Мировой курьер" (МЛТ), №12, апрель 1996. Стр.8-9.)

Марлен Инсаров

Новая империалистическая война и классовая пролетарская политика.

Война в Чечне - это захватническая война русского империализма, имеющего целью восстановить свой контроль над Северным Кавказом с его нефтепроводами и, создав патриотическую истерию, заманить российский пролетариат в ловушку национального единения, укрепить и усилить русское буржуазное государство.

Шиты белыми нитками усилия представить бандитско-террористические действия российской армии и российской авиации, стирающих с лица земли чеченские села, уничтоживших десятки и согнавших с родных мест сотни тысяч людей как борьбу с терроризмом, как ответ на взрывы в Москве - усилия, вызывающие только презрение к трусливо-подлому и алчно-патриотическому буржуазному государству, не смеющему даже разбойничать открыто, не состряпав сперва какую-либо провокацию себе в оправдание. Стоит только спросить : кому были выгодны взрывы в Москве, Буйнакске и Волгодонске ? - и виновник этих взрывов станет очевиден. Какую выгоду могли получить ваххабитские террористы от взрывов пролетарских домов в России? - Никакой. Какую выгоду получили от них русская буржуазия и ее государство? - Огромную, взрывы создали как идеальный предлог для новой агрессии в Чечне, так и атмосферу паники и националистического шабаша, делающую эту агрессию беспрепятственно осуществимой.

Неправильно думать, что война развязана только ельцинским режимом, кремлевской кликой и т.п., как делает не только буржуазная оппозиция, но и некоторые люди, считающие себя марксистами ( см. статью И. Лоха Маленькая победоносная война в Рабочей демократии, № II (57)). Главный виновник войны - не ельцинский режим, а весь буржуазный строй ; война ведется в интересах в первую очередь не кремлевской клики ( хотя последняя и пытается с большим успехом извлечь из нее свои дивиденды ), а всего класса российской буржуазии. Это иллюстрируется тем, что, в отличие от войны 1994-96 гг., сейчас все сколько-нибудь серьезные фракции буржуазии, от либералов до фашистов ( в том числе и верные буржуазному отечеству коммунисты ), целиком и полностью поддерживают войну. Даже те из них, кто, как блок Лужкова, недовольны тем, что правящая клика перебила их товар на базаре патриотической конкуренции, и критикуют те или иные детали ведения войны, в свою очередь предлагают лишь ужесточение войны и новые репрессии против живущих в России эмигрантов из Чечни, Северного Кавказа, СНГ - рабочих и мелких торговцев.

Русская буржуазия заинтересована в войне как по экономическим, так и по политическим причинам : 1) сохранить контроль за идущими через Северный Кавказ нефтепроводами, по которым перегоняется нефть из самых больших в мире нефтяных месторождений Каспийского моря и Кавказа, помешать доступу к ним иностранных конкурентов; 2) выпустив фурии межнациональной розни и национального интереса, совлечь рабочих с пути классовой борьбы на путь национального межклассового единения, покровительствуемого якобы надклассовым государством, использовать военную обстановку для усиления репрессий против рабочего движения, для укрепления буржуазного государства, его армии и спецслужб. Именно классовые интересы российской буржуазии, выдаваемые ею за национальные, вызвали войну, и пока буржуазия стоит у власти, пока рабочие, объединенные всемирной партией пролетарской революции, не свергнут капитализм и не разрушат буржуазное государство, установив интернациональную диктатуру пролетариата, до тех пор войны будут неизбежны, до тех пор миллионы будут гибнуть ради прибылей нефтяных компаний и ассигнований генералам спецслужб.

В отличие от войны 1994-96 годов, когда в Чечне существовало партизанское движение мелкобуржуазных и полупролетарских масс, в значительной мере неподконтрольное чеченской буржуазии, в новой войне сражаются только профессиональные солдаты, низы чеченского общества не участвуют в войне, а бегут от нее. Конечная причина этого - утрата прогрессивного характера буржуазными национал-освободительными движениями, в конце 20 в. неспособными не только сколько-нибудь прочно улучшить положение масс, но даже создать независимое буржуазное государство, прогрессирующее по пути капитализма. В войне 1994-96 гг. низы чеченского общества добились кажущейся победы - фактической независимости Чечни, но все реальные плоды этой победы достались чеченским верхам и независимость Чечни оказалась нужной именно их интересам. Разочарование низов чеченского общества в независимой Чечне, при отсутствии в мире классового пролетарского движения, способного указать выход из тупика национализма - путь пролетарской революции, привело к их деморализации и апатии.

Позиция, которую должны занимать пролетарские революционеры по поводу чеченской войны - это единственно возможная позиция пролетарских революционеров в межимпериалистических конфликтах после 1914 г. : революционное пораженчество на обе стороны и призыв к превращению войны империалистической в войну гражданскую, призыв к российским и чеченским солдатам поворачивать автоматы против своих господ. А так как главный враг пролетария - буржуй из его собственной страны и так как в межимпериалистических конфликтах поражение более сильного империализма благоприятнее для борьбы пролетариата, то российские пролетарские революционеры должны рассматривать поражение российской армии как меньшее зло по сравнению с ее победой.

Призыв к превращению войны империалистической в войну гражданскую не рассчитан на немедленный успех. Начало империалистической войны всегда сопровождается националистическим угаром, но чем дольше длится война, тем сильнее отрезвление. Никакие трюки с национальной идеей не засыплют пропасть между пролетариатом и буржуазией, пушки вместо масла не накормят голодных, буржуазное государство с Ельциным или Зюгановым, Путиным или Примаковым во главе было и останется слугой эксплуататоров и врагом эксплуатируемых. Фактически произошедшая смена либеральной политики на национал-патриотическую не дала и не могла дать российскому пролетариату ничего, кроме новой крови, слез и лишений. И с каждым новым днем войны количество крови, слез и лишений будет расти, а с ним будут расти возмущение, ненависть и решимость пролетариев. За 1914-м последовал 1917 г.,захватническую войну хищной буржуазной банды сменит единственно справедливая, единственно священная гражданская война пролетариата против буржуазии.

Капитализм несет с собой войну, как туча - грозу ; война - последнее средство как в выяснении отношений между различными буржуазными бандами (называющимися государствами ), так и в удержании ими под своей властью класса, на труде и лишениях которого зиждется вся капиталистическая система - пролетариата. Только организовавшись в самостоятельную классовую силу, враждебную всем фракциям буржуазии, только свергнув в мировом масштабе власть капитала и установив свою диктатуру, пролетариат сможет навсегда покончить с войнами и их первопричиной - капитализмом, преступной системой, уничтожившей десятки миллионов людей в мировых и местных войнах двадцатого века, системой , скрывающей за сусальным фасадом демократии и гуманизма чудовищную алчность, не останавливающуюся ни перед какими преступлениями.

Марлен Инсаров

Социал-шовинизм под маской интернационализма.

В №6(52) "Рабочей демократии" есть статья М. Львовой "Патриотизм против пролетарского интернационализма", разоблачающая верную службу российских псевдокоммунистов русскому империалистическому государству, в очередной раз продемонстрированную занятой ими позицией по поводу войны в Югославии. К сожалению, в этой хорошей статье есть ошибочное положение, которое сводит на нет всю прекрасную критику верных богу, царю и отечеству "коммунистов" и объективно, независимо от самых лучших намерений М. Львовой приводит ее в один лагерь с ними.

М. Львова пишет: Война на Балканах есть война империалистических держав против малой страны. Безусловная защита Югославии - революционная (!) (автор даже восклицательный знак поставила, но, сколько раз ни говори "халва", во рту слаще не станет.- М.И.) обязанность каждого коммуниста. Преступно "защищать" балканские народы путем классового сотрудничества".

О "державах", "странах", "народах" любят, как известно, говорить наши верные буржуазному отечеству "коммунисты". Это служит для них прекрасным средством затушевать главный вопрос: какой класс обладает властью в державе? Кому принадлежит страна и кто в силу этого с полным правом может отождествлять интересы своего класса с интересами "народа" или нации?

Для марксиста (а М. Львова хочет быть марксистом) преступно считать столь любимые всеми буржуазными охмурятелями слова "страна" или "народ" чем-то очевидным и не нуждающимся в дальнейшем рассмотрении, преступно хоть на минуту забывать, что в нашем разделенном на классы мире нет надклассовых стран и внеклассовых народов, что никогда, ни на мгновение, говоря о какой-либо "стране", нельзя отвлекаться от главного вопроса: какому классу принадлежит власть в этой стране? - и именно в зависимости от решения этого вопроса следует строить тактику по отношению к данной стране, данному государству.

Едва ли кто, кроме неисправимых сталинистов, станет отрицать, что власть в Югославии принадлежит буржуазии и что Югославия является буржуазным государством в ничуть не меньшей степени, чем, например, Россия или Белоруссия. Югославское буржуазное государство, делая то, что неизбежно должно делать любое буржуазное государство в эпоху империализма, очень активно проводило и проводит империалистическую политику (войны в Хорватии и Боснии, подавление албанцев в Косово), пусть не в масштабах всего мира, но, соответственно своим силам, в масштабах Балкан. Таким образом, война на Балканах есть война империалистических держав не против "малой страны" вообще, а против малой империалистической страны, война крупных хищников против мелкого хищника, малые размеры которого - отнюдь не причина переквалификации его в травоядные.

Вопреки сладкоглаголящим проповедникам национального единения интересы "страны" всегда тождественны интересам определяющего их господствующего в ней класса, а "народ" -всегда либо мнимая общность угнетателей и угнетенных, либо, в лучшем случае, смутное и вводящее в заблуждение воспоминание времен буржуазных революций. Поэтому защищать страну всегда означает защищать существующий в ней строй и власть правящего в ней класса, говорить же о "народе" (вместо пролетариата) всегда означает защищать единение, посредством межклассовых блоков, эксплуатируемых с их эксплуататорами.

И хотя М. Львова продолжает далее: "Империалистическая война - неотъемлемая часть империалистического мира, из которого только мировая революция может вырвать человечество. Всемерно подготавливать, пропагандировать, приближать уничтожение этой кровавой системы через пролетарские революции во всем мире - долг революционера, его вклад в защиту Югославии", - но соединение марксистских истин с безусловной защитой Югославии" превращает эти истины в бессодержательные фразы.

И как посмеялись бы Милошевич и Шешель, узнав о своих непрошеных, но полезных защитниках! Полезных тем, что вовлекают в защиту одного империалистического лагеря против другого малочисленный слой рабочих активистов, ищущих интернационалистический путь, но по предложенному им якобы интернационалистскому маршруту благополучно попадающих туда же, куда намного большую часть пролетариев ведут дорожки КПРФ, РКРП и т.п. холуев российского капитала.

Какова "революционная обязанность каждого коммуниста", борющегося в Югославии? Должен ли он защищать "свое" буржуазное государство, давившее босняков, давящее албанцев и охраняющее эксплуатацию сербского пролетариата? Или он должен занять позицию, которую заняли в 1914 г. революционеры-интернационалисты (в т.ч. сербские социал-демократы - будущее сербского пролетариата еще станет достойным его прошлого!) и использовать созданный войной кризис для свержения буржуазного строя, должен бороться за превращение войны империалистической в войну гражданскую? Если первое, то чем он (или защищающие такую позицию мы) лучше проповедующей классовое сотрудничество КПРФ? Если второе - где же здесь безусловная защита Югославии?

М. Львова даже не задается таким вопросом. И это не столько вина, сколько беда ее - следствие проклятой провинциальной ограниченности СНГовских революционеров.

Но если они не избавятся от нее, то неизбежно в один прекрасный день перестанут быть пролетарскими революционерами.

Во время последней Балканской войны только случайно, из одиночных сообщений в прессе можно было узнать о массовом дезертирстве из сербской армии и о солдатских мятежах в ней. И проНАТОвская, и русопятская печать заинтересованы в как можно более густом флере молчания вокруг этой реакции сербских пролетариев (во, всяком случае, части их) на империалистическую войну. Ведь информация о солдатских восстаниях в Сербии разрушает столь выгодный и НАТОвскому, и российскому империализму миф о единении сербского народа вокруг сербского буржуазного государства ради "безусловной защиты Югославии". И именно такой ответ - пусть стихийный и ограниченный - части сербских пролетариев на войну представляет собой как исходный базис для работы пролетарских революционеров в Югославии, так и ручательство за то, что эта работа останется небесплодной. Пролетарскую революцию нужно готовить и в Югославии, ведь она - лишь часть империалистического мира. А готовить ее невозможно под лозунгами защиты югославского буржуазного государства.

То, что Югославия - лишь часть империалистического мира, и война в Югославии - лишь эпизод межимпериалистической борьбы за передел мира, необходимо помнить, чтобы не впасть в иллюзии сталинистов, для которых все мировые противоречия сводятся к противостоянию единого империалистического Запада и эксплуатируемого им единого 3-его мира. Но сталинисты лгут и здесь.

Утрата США своего неоспоримого экономического превосходства и моментальный и очевидный крах Восточного блока привели к затяжному и нарастающему расколу единства Западного блока, к возобновлению в капиталистическом мире войны всех против всех, к разрушению старых империалистических союзов и поиску новых. Мир снова вступил в эпоху войн и революций. Производительные силы окончательно переросли национальные границы. Человечество будет объединено либо мировой войной, либо мировой революцией. И война в Югославии - лишь подготовительный момент мировой войны, к которой неотвратимо (если не вмешается революция) ведет империалистическое соперничество.

Рассматривать в 1999г. войну крупных империалистических держав против малой страны изолированно, саму по себе, независимо от ее роли в системе империалистических блоков, независимо от союза "малой страны" с одной из крупных империалистических держав - Россией; забывать, что дело с самого начала шло и не могло не прийти к компромиссу, к фактическому разделу Косово между всеми империалистическими державами (включая выторговавшую свою долю, столь заботливую о братушках буржуазную Россию), разделу, который, подобно 4-летней давности разделу Боснии, не мог быть осуществлен иначе, как за счет много раз разбомбленных, ограбленных, изнасилованных трудящихся - и албанских, и сербских, - чем все это лучше шовинистов 1914г., рассматривавших изолированно, саму по себе, агрессию против "несчастной Бельгии" или той же маленькой Сербии, шовинистов, столь великолепно отхлестанных Лениным?! И делать это тем опаснее, чем сильнее напирает в России националистическая реакция и чем громче все буржуазные политики бьют в изъеденные молью славянофильские барабаны.

Но, скажут нам, может быть, мелкий хищник - югославское буржуазное государство - является хищником прогрессивным? Или, наоборот, прогрессивен еще более мелкий хищник - албанский национализм, сражающийся за албанское буржуазное государство?

Урок, который дали балканские (и все прочие "межнациональные") войны 1990-х гг. мировому пролетариату - это потеря прогрессивного, буржуазно-революционного характера всем и всяким национализмом. Мировой капитализм перестал быть прогрессивным общественным строем, с ним утратил прогрессивную роль и национализм. Слишком страшную цену платят сейчас за этот урок пролетарии на Балканах и вне Балкан - и будут еще платить, - чтобы не усвоить его в конце концов. Раньше или позже, но обязательно усвоят.

И мы должны не "защищать балканские народы" (албанцев от сербов, а сербов от албанцев?), а поднимать класс против класса, убеждать как сербского, так и албанского, как российского, так и американского пролетария, что его главный враг - в собственной стране, что лицемерному национальному единению нужно противопоставить пролетарское классовое единство, разрыв со всеми, вплоть до маскирующихся интернационалистскими фразами, видами союза с эксплуататорами, создание всемирной партии пролетарской революции и свержение буржуазного строя во всех странах.

Добавление Бугеры:

Всякое правило имеет исключения. В некоторых случаях для того, чтобы популярно объяснить характер изредка встречающихся и сегодня относительно независимых от буржуазии, децентрализованных движений мелкой буржуазии и пролетариата, мы, пролетарские революционеры, можем говорить о "народных движениях", "народной войне", "Отечественной войне и т.д.. Но при этом мы должны всегда, обязательно растолковывать, что в данном случае слова "народный" и "Отечественный" - синоним термина "мелкобуржуазный". Вообще говоря, подобное использование терминов народный и Отечественный полезно лишь постольку, поскольку помогает перевести классовый анализ на язык, понятный СНГовскому человеку, сознание которого засорено буржуазными штампами. Впоследствии, когда люди, с которыми мы говорим, начнут хоть немного понимать нас, нам необходимо будет полностью отбрасывать прочь те буржуазные словесные клише (типа "народ", "Отечество" и пр.), которыми и на первом-то этапе нашей пропаганды мы можем пользоваться крайне ограниченно (например, ни в коем случае нельзя отождествлять интересы пролетариата с интересами "Отчизны", "родины", "страны" и т.п.; напротив, надо с первых же шагов нашей пропаганды упрямо, вопреки даже непониманию слушателей и даже в ущерб их позитивному отношению к нам, которое мы хотели бы у них вызвать - надо настаивать на том, что интересы пролетариата по сути своей всемирны, что пролетариат не имеет отечества и что ему не нужно защищать никакую "родину ", если речь идет о ее защите под руководством эксплуататоров). Одним словом, те исключительные случаи, в которых мы вынуждены использовать как орудия своей пропаганды слова "Отечество", "родина", "страна", народ", ничуть не опровергают общего правила, согласно которому эти термины всегда являются ложными эксплуататорскими абстракциями, фантомами. Пользоваться этими фантомами мы имеем право лишь с тем, чтобы побыстрее вытеснить их же из сознания пролетариев и их потенциальных союзников (по принципу "клин клином вышибай"). И здесь, как видим, редкие исключения лишь подтверждают правило.

 

 

Письмо В. Бугеры Виктору Андриевскому, сентябрь октябрь 1997 г.

(в сокращении).

Помнишь, ты неоднократно говорил мне, что РКРП анпиловская и особенно тюлькинская не является буржуазной, но скорее мелкобуржуазной партией? Давай разберемся с этим вопросом. Причем разберемся не спеша, подробно разжевывая каждую мелочь, чтобы в вопросе о классовой сущности политических организаций для нас уже не осталось ни одной неясности. Прочти это письмо с карандашом в руках; изучи его, как учебник, не просматривай его бегло: сам увидишь, что это нужно для того, чтобы ты уяснил мои взгляды и смог затем сформировать свою собственную точку зрения по затронутым мною вопросам.

Политическая организация это организация, участвующая в борьбе за политическую власть. Соответственно, классовая сущность политической организации определяется по тому, за власть какого класса она борется. Речь здесь идет о реальной борьбе, а не о представлениях членов организации о характере данной борьбы эти представления могут быть иллюзорными, ложными и не о тех субъективных целях, которые они себе ставят. Именно с такой точки зрения следует рассматривать, в частности, программы политических организаций. Нельзя, например, определять классовую сущность организации, исходя из ее экономической программы. Экономическая программа это концентрированное выражение субъективных целей членов организации, это то, чего они хотят достичь; но если реальная политика данной организации по своей внутренней логике направлена на достижение результата, противоположного декларируемым в программе целям, - а так бывает сплошь и рядом, - то эта программа обманывает людей относительно реальной классовой сущности данной организации. Так, например, было у нацистов: одно из их ранних программных требований уничтожение крупных универсальных магазинов привлекало в НСДАП мелких буржуа; однако поскольку НСДАП боролась за усиление буржуазного госаппарата (а значит, за укрепление власти монополистической буржуазии над пролетариатом и мелкой буржуазией), за снятие с него буржуазно-демократических ограничителей (а значит, за безграничное углубление власти финансовой олигархии над германским обществом, за превращение этой власти в полный произвол тех, у кого она в руках), то данное требование, по видимости мелкобуржуазное, по сути оказалось (в реальном контексте данной программы данной партии в определенный период) орудием монополий в борьбе за политическую власть, за превращение (обманом* ) мелких буржуа в орудие, с помощью которого монополии достигали целей, бьющих по интересам самих же мелких буржуа. НСДАП оказалась буржуазной, а никак не мелкобуржуазной партией; она была буржуазной с момента своего создания, поскольку всегда придерживалась устойчивого курса на защиту, укрепление буржуазного госаппарата и снятие с него демократических ограничителей. Итак, на этом примере мы видим, что нельзя объяснять партию, исходя из ее экономической (а также и любой другой) программы: одно и то же программное требование, даже одинаковые программы у разных партий могут являться орудиями разных, даже враждебных друг другу классов и выполнять совершенно разные функции. Напротив, необходимо объяснять программу, исходя из уже понятого классового характера партии.

На примере НСДАП мы также видим, что нельзя определять классовую сущность организации, исходя из ее социального состава. Вообще, в ХХ веке преобладающим типом массовой партии стала организация, принадлежащая эксплуататорскому классу (монополистической буржуазии или неоазиатской бюрократии) и проводящая его политику, однако объединяющая в своих рядах главным образом представителей эксплуатируемых классов, мобилизующая их на борьбу за укрепление политической власти их хозяев над ними же. Таковы социал демократические и фашистские партии, крайне правые буржуазные партии парламентского типа, являющиеся при этом массовыми (пример-КПРФ), а также партии неоазиатской бюрократии типа ВКП(б) - КПСС. Нельзя также определять классовую сущность политической организации, исходя из ее теоретической доктрины и фразеологии. Любая терминология может быть использована для обоснования, а также в качестве пропагандистского и агитационного средства любой политической практики с большей или меньшей степенью извращения. Например, марксист фашист фигура, очень распространенная в современной России; в конце XX века развелась чертова уйма ницшеанствующих либералов, вроде Новодворской; мы с тобой знаем о существовании анархо-фашистов. Слова настолько условная вещь, что их можно использовать как угодно.

Слова полова,

Але вогонь в одежi слова

Бессмертна, чудотворна фея,

Правдива iскра Прометея

(I. Франко).

Прав был Франко: слова шелуха. Классовую сущность политических организаций нужно определять не по словам, а по делам: по их реальному, практическому отношению к наличному государственному аппарату.

Так каково же отношение анпиловцев и тюлькинцев к наличному государственному аппарату? И, прежде всего, что это за аппарат такой?

* * *

Мы с тобой живем сегодня в капиталистическом обществе, в котором существует только два класса, способные самостоятельно (то есть либо в одиночку, либо во главе их союза с другими классами) брать и удерживать политическую власть: буржуазия и класс рядовых наемных работников, пролетариат. Политическая власть осуществима лишь с помощью аппарата насилия под названием государство* , причем пролетариату не удержать власть с помощью того же аппарата, что и буржуазии. Капиталистам нужен бюрократический аппарат, в функционировании которого преобладает принцип управления сверху вниз, без или с минимальным контролем снизу:

даже в самом демократическом буржуазном госаппарате переизбираются лишь немногие должностные лица;

они переизбираются не в любое время, но лишь какой-то определенный срок (исключения редки);

в процессе выборов принцип начальника переизбирают его подчиненные выдержан не строго* * , что ослабляет контроль снизу;

законодательная и исполнительная власть разделены, что встраивает между избирателями и чиновниками госаппарата еще одно звено, опосредствующее и без того слабенький контроль первых над последнимидепутатов,- и делает этот контроль более слабым, чем он был бы, если бы должностным лицам этого аппарата была дана и законодательная власть, но при этом они переизбирались бы своими подчиненными, а не назначались бы сверху;

наконец, даже при наличии компьютеров и современных информационных сетей избиратели не объединены в коллективы, члены которых совместно принимали бы единое решение о том, кого выбрать, и поэтому результат выборов представляет собою механическую сумму голосов избирателей, а сами избиратели толпу одиночек, в которой каждый человек принимает решение, не зная мнения большинства других людей, и которая поэтому является, если рассматривать ее в целом, большим неразумным животным, поведением которого легко манипулируют различные группировки внутри класса капиталистов.

Такой аппарат насилия противостоящие безоружным трудящимся отряды вооруженных людей (армия, полиция), суды и тюрьмы, а также, в качестве придатка ко всему этому, парламенты и муниципалитеты в принципе подходит (с вышеназванным придатком или без него) для любого эксплуататорского класса, и разные эксплуататорские классы могут передавать друг другу одну и ту же государственную машину по наследству. В процессе такой передачи данная машина, конечно, подвергается изменениям, но не настолько, чтобы про нее можно было сказать: Это уже совсем другой госаппарат, не тот, что был прежде. Классовая сущность госаппарата при этом меняется, но его техническое строение в основном сохраняется так же, как, например, поменявший хозяина топор все-таки остается тем же самым топором Именно так, например, французская буржуазия унаследовала свой госаппарат от феодалов* . Любая форма эксплуатации, т.е. авторитарного управления производством, распределением и потреблением, может быть защищена бюрократическим (т.е. авторитарным же) аппаратом насилия, обособленным от большей части общества и стоящим над нею. Орудием освобождения от эксплуатации такой аппарат быть не может. Поэтому пролетарии не могут просто взять и отобрать у буржуазии ее госаппарат: если они восстают, им всегда приходится независимо от того, осознают ли они необходимость этого или нет - разрушать его. Восставший пролетариат, восстает ли он стихийно или сознательно (=под руководством революционной партии), конституируется как берущий политическую власть класс всегда по одному и тому же образцу создавая органы управления одного и того же типа: Парижскую Коммуну во Франции, Советы в России, Комитеты национального спасения в Албании и т.п. Все эти органы отличаются той характерной особенностью, что при своем возникновении они не являются органами власти (т.е. авторитарного управления) над пролетариатом: они не руководят противостоящими безоружным пролетариям отрядами вооруженных людей. Напротив, они создаются вооруженными (например, самовооружившимися, как недавно в Албании) пролетариями; сами рядовые наёмные работники с оружием в руках становятся здесь тем аппаратом насилия, который стоит над другими слоями общества, и, прежде всего над подлежащими экспроприации эксплуататорами. По отношению к последним органы типа Советов 1905 и 1917 года действительно являются государственными органами, органами политической власти, а аппаратом этой власти - весь вооруженный пролетариат, взятый в целом. По отношению же к самим пролетариям Советы являются органами коллективного самоуправления пролетариата. Не скажу, что в отношениях между Советами и пролетариатом совсем уж нет никакой доли авторитарного управления: эта доля есть, и не маленькая, но доля коллективного управления изначально превышает ее.

Однако до тех пор, пока НТР не положила начало компьютеризации производства и прочих видов человеческой деятельности, пролетарии были не способны коллективно управлять собой в мало-мальски широких масштабах и хоть сколько-нибудь долгое время; и вот мы видим, что Парижская коммуна уничтожается силой оружия, Комитеты национального спасения разлагаются изнутри албанскими социалистами, а Советы с первых же дней своей победы начинают трансформироваться в стандартный иерархический (т.е. с преобладанием авторитарного управления то же самое, что и бюрократический) аппарат (у них отрастает и разрастается бюрократический аппарат исполнительной власти, контроль снизу над депутатами становится все менее тесным, сами депутаты постепенно утрачивают контроль над исполнительным аппаратом, формируются стоящие над безоружными трудящимися армия и полиция и т.д.), составляющая который бюрократия постепенно овладевает производительными силами и превращается в новый эксплуататорский класс. Теперь, в эпоху НТР, так уже не будет: теперь рост производительных сил влечет за собой рост компьютеризации, и если в 20-е годы нашего века рост фабрик и заводов, усложнение техники, вовлечение все более широких масс в промышленное производство затрудняли рабочий контроль на производстве и функционирование Советов как органов самоуправления пролетариев (перестающих быть пролетариями), то теперь рост производительных сил будет после того, как вооруженный пролетариат возьмет политическую власть в свои руки облегчать коллективное управление (в т.ч. контроль снизу над лидерами, их переизбрание). Тенденции к бюрократизации будут иметь место и в процессе грядущей революции, но они в отличие от до-НТРовской эпохи не смогут превзойти некоторого, достаточно низкого уровня роста и постепенно сойдут на нет.

Итак, удовлетворение коренного классового интереса пролетариата в политической области взятие им политической власти в свои руки* - немыслимо без разрушения эксплуататорского, находящегося в руках буржуазии** аппарата насилия. Сломать постоянную армию неважно, профессиональную или построенную на всеобщей воинской повинности и профессиональную полицию, заменив их всеобщим вооружением революционных трудящихся***;

разогнать парламенты, муниципалитеты и чиновничий аппарат, оставив лишь немногих из бывших депутатов и чиновников в качестве консультантов как правило, без права принимать решения при новых органах управления;

обеспечить (как правило, путем завоевания авторитета у вооруженных пролетариев) преобладание в Советах партии, функционирующей по принципу демократического централизма, последовательно проводящей политику экспроприации буржуазии вооруженным пролетариатом,

- вот что означают слова пролетариат берет политическую власть в свои руки; вот что такое последовательно осуществленная диктатура пролетариата и для XIX, и для ХХ, и для начала XXI

века* .

Разрушение буржуазного аппарата насилия немыслимо помимо любого из трех указанных выше моментов; они тесно, неразрывно связаны друг с другом, и если пренебречь одним из них все дело провалится. Сохранить буржуазную армию, полицию и другие государственные

структуры, значит, отдать себя в руки какого-нибудь пиночета; оставить за слишком* * многими буржуазными чиновниками право принимать решения, значит, вручить руководство революцией ее потенциальным врагам; обойтись без демцентралистской партии, как предлагают анархисты, - значит, лишить вооруженных пролетариев той головы, которая единственно способна превратить их в целенаправленно действующую боевую* * * силу, и позволить буржуазии пришить им контрреволюционную голову (как в Албании, где роль последней выполнила партия социалистов) * * * * . Таким образом, чем больше политика той или иной организации (в т.ч. ее пропаганда и агитация) направлена против хотя бы одного из этих трех моментов процесса разрушения буржуазного госаппарата, тем больше она направлена на сохранение политической власти буржуазии. Вот тут-то мы и находим критерий (в переводе с греческого мерку) классовой сущности политических организаций капиталистического общества:

если политика данной организации объективно (т.е. независимо от того, осознают ли это члены данной организации или нет) направлена не столько на разрушение, сколько на сохранение буржуазного госаппарата, - значит, эта организация буржуазная;

если политика данной организации объективно направлена не столько на сохранение, сколько на разрушение буржуазного госаппарата, - значит, эта организация пролетарская;

если политика данной организации колеблется между сохранением и разрушением буржуазного госаппарата, в общем одинаково способствуя и вместе с тем мешая тому и другому, - значит, эта организация мелкобуржуазная* .

Принадлежащий буржуазии республик бывшего СССР аппарат насилия унаследован ею от класса неоазиатской бюрократии. Правда, при распаде СССР этот аппарат оказался разделенным на много кусков, но техническое строение этих кусков оказалось, по сути, тем же самым эксплуататорским: отряды вооруженных людей, противостоящих безоружным трудящимся* * , преобладание в управлении принципа сверху вниз, без или с минимальным контролем снизу и т.д. Кроме того, поскольку процесс реставрации капитализма в бывшем СССР и распада последнего происходил на фоне высочайшей активности масс, на перешедший в руки буржуазии госаппарат оказались наложены демократические ограничители: свобода забастовок, свобода создания политических партий и т.д. И хотя буржуазия России, Украины, Казахстана, Белоруссии и т.д. более или менее быстро избавляется от этих ограничителей, превращая их в фикцию, тем не менее, кое-что еще остается и действует. Что же в таком случае означает лозунг возрождение СССР? Не что иное, как объединение принадлежащих ныне буржуазии аппаратов насилия в границах бывшего СССР и снятие с этих аппаратов демократических ограничителей* * * .

Таким образом, организации, выступающие под лозунгом возрождение СССР, никак нельзя назвать мелкобуржуазными: раз они используют в своей политике такое пропагандистское орудие, которое работает на снятие ограничителей с эксплуататорского аппарата насилия, и это орудие лозунг возрождение СССР служит их партийным знаменем, то их деятельность объективно направлена на утверждение и усиление! политической власти какого-то эксплуататорского класса, а сами они являются политическими организациями этого класса. Что это за класс, мы сейчас выясним. Пока же отметим, что национальная принадлежность этого класса очевидна: эксплуататоры, которым служат возрождающие СССР партии, - российские эксплуататоры. Поскольку главным структурообразующим элементом в СССР был госаппарат РСФСР (России), то возрождение СССР означает не что иное, как присоединение аппаратов насилия республик бывшего СССР к российскому аппарату насилия, подчинение их верхушек российской верхушке. Таким образом, те политические организации на Украине, Белоруссии, Казахстане и пр., которые выдвигают лозунг возрождение СССР, являются в своих странах пятой колонной каких-то российских эксплуататоров.

Каких именно эксплуататоров? С первого взгляда кажется, что политика возродителей СССР направлена на возрождение неоазиатской бюрократии как экономически и политически господствующего класса. Однако это не так. Чтобы возродить неоазиатскую бюрократию как господствующий класс, необходимо экономически экспроприировать буржуазию, отнять у нее производительные силы (как свидетельствует история, капиталисты практически ни при каких условиях не бывают заинтересованы в том, чтобы весь их класс добровольно перешел от капиталистических к неоазиатским методам эксплуатации трудящихся). Сделать это в капиталистическом обществе может только пролетариат, которому для этого необходимо предварительно захватить политическую власть, отнять у буржуазии госаппарат, при этом очень сильно (если не стопроцентно) его разрушив. Затем, если еще не созрели материально-технические предпосылки перехода к социализму, пролетариат окажется не способен освоить управление производительными силами, выпустит из рук политическую власть и превратится в класс государственных рабочих, находящихся под экономической и политической властью новых эксплуататоров неоазиатской бюрократии. Короче говоря, возрождение неоазиатского строя, существующего в СССР, никак невозможно без глубокого и сильного парадоксально, но факт! разрушения восставшим пролетариатом того аппарата насилия, который буржуи унаследовали от неоазиатских бюрократов. Но мы уже отметили, что лозунг возрождение СССР как орудие партийной политики направлен в противоположную сторону в сторону снятия ограничителей с этого аппарата насилия и сплочения его отдельных кусков, т.е. в сторону его усиления и предоставления ему большей свободы действия. А раз возрождающие СССР организации усиливают находящийся в руках буржуазии госаппарат, то это означает, что они борются за политическую власть буржуазии (конкретно российской буржуазии). Итак, про такие организации, как КПРФ, РКРП (3 экз.), ВКПБ, Союз коммунистов (2 экз.), Союз коммунистов Украины, Союз офицеров (2 экз.) и пр. можно сделать вывод, что они буржуазные, уже по одному тому, что они выдвигают лозунг возрождение СССР. Это лозунг буржуазный, по своему практическому значению он аналогичен лозунгу возрождение великой России, и те политические организации, знаменем которых он является, по своей классовой сущности являются буржуазными. При этом их экономические программы могут выглядеть сколь угодно антибуржуазными: важно, что эти организации укрепляют политическую власть буржуазии, а уж обладающая политической властью буржуазия сама обустроит экономику, не спрашивая совета у своих краснознаменных политических агентов.

Как это ни кажется парадоксально, но краснознаменные, возраждающие СССР организации, в общем, более буржуазны, чем Демвыбор России, Яблоко и Наш дом Россия (хотя в последнем и прописался нацист Брынцалов). Лозунг возрождение СССР уже сам по себе толкает придерживающиеся его партии на более решительный антидемократизм и на более последовательную поддержку империалистической экспансии российского капитала, чем это имеет место у российских либеральных партий. Многие примеры этого я подробно разбирал в своих опубликованных антифашистских статьях, которые ты читал. Вот тебе еще несколько последних примеров из этого ряда:

  1. в самый разгар истории с Шереметом Тюлькин дает телеинтервью, в котором утверждает, что режим Лукашенко лучше режима Ельцина. Тем самым Тюлькин взял сторону того буржуазного политика, который в данной ситуации выступил с более антидемократических позиций, чем Ельцин;
  2. думская фракция КПРФ выступила против свободы совести, пробивая через Думу закон, ставящий в России разные религии в юридически неравноправное положение (молодец Ельцин, что тормознул этот закон!), а также выступила с антидемократических позиций в национальном вопросе, возражая против отмены графы национальность в новом российском паспорте (даже Жириновский оказался по сравнению с коммунистами интернационалистом, блестяще отругав КПРФ за эту черносотенную вылазку. Какие бы соображения им при этом ни руководили, все равно он показал себя молодцом);
  3. недавно Анпилов и Терехов подписали заявление, осуждающее трусливую политику думской фракции КПРФ по вопросу о вотуме недоверия правительству. Сделали они это в компании с Лимоновым, что само по себе свидетельствует о фашистском характере данной акции.

Как ты можешь видеть на этих и многих других примерах, абстрактные рассуждения о крайне буржуазном характере лозунга возрождение СССР приводят к таким выводам о классовой сущности придерживающихся этого лозунга организаций, которые подтверждаются характером конкретных политических мероприятий, проводимых данными организациями. Поэтому пусть тебя не смущает абстрактность моих рассуждений: доказательство теоремы Пифагора тоже абстрактно, однако вывод из этого доказательства подтверждается любым конкретным прямоугольным треугольником. Итак, формулируем вывод:

краснознаменные политические организации, поддерживающие лозунг возрождение СССР, - это крайне последовательные организации российской буржуазии.

Можно сказать и иначе: это крайне правые русские буржуазные организации. Во второй половине ХХ века в употреблении понятий правые и левые воцарилась полнейшая путаница. Связано это в первую очередь с тем, что многие организации и течения, при своем возникновении бывшие левыми, проделали такую эволюцию, что в результате оказались на противоположном краю политического спектра. Между тем в XIX-первой половине XX века термины правые и левые хотя и не очень осознанно, но очень однозначно употреблялись в четко определенных случаях: когда сравнивали две партии, то более правой называли ту, чья политика в большей степени была направлена на усиление (в меньшей степени была направлена на разрушение) буржуазного* госаппарата, чем политика другой партии. Соответственно, эту другую партию называли более левой. Если следовать этому употреблению терминов правые и левые, то возрождающие СССР политические организации следует причислить к крайне правым, более правым, чем демороссы, яблочники и эндээровцы. Одни из них являются реакционными буржуазными партиями парламентского типа (РПК, КПРФ); другие, более радикальные по своим методам борьбы и организационным формам (ориентированные прежде всего на внепарламентское массовое действие ВКПБ, Союз офицеров, анпиловская и тюлькинская РКРП), являются фашистскими партиями, хотя их теоретическая доктрина, социальный и возрастной состав, психологическая атмосфера внутри них заметно отличается от классических фашистских организаций. Да и тюлькинская РКРП еще не проявила себя ничем таким, что позволило бы считать ее не фашистской, не буржуазной, а мелкобуржуазной организацией; не отошла от того общего курса, который подробно охарактеризован мною в Наследниках Штрассера, Социал-фашизме, Кто и за что финансирует РКРП и в статье про гауляйтера Тихонова. Если при сравнении Анпилова с Баркашовым последний выглядит Гитлером, а первый Штрассером, то в паре Анпилов-Тюлькин роль Штрассера исполняет Тюлькин, а роль Гитлера Анпилов. Как ты помнишь, Штрассер, по сути, был таким же крайне буржуазным политиком, как и Гитлер, хотя по внешности выглядел политиком мелкобуржуазным. Настоящие мелкобуржуазные политики колеблются между защитой и разрушением буржуазного госаппарата; Тюлькин же укрепляет аппарат насилия монополистического капитала (как и Штрассер в свое время в своей стране) без всяких колебаний.

Для сравнения приведу тебе живописный пример мелкобуржуазных политиков: анархо-коммунисты вроде Дамье и Платоненко. Пример этот, в частности, тем хорош, что у последовательных анархистов колебания между разрушением и защитой буржуазного госаппарата четко распределены во времени и поэтому легко наблюдаемы. С одной стороны, последовательные анархисты страстно стремятся разрушить буржуазный аппарат насилия; однако, с другой стороны, они столь же яростно выступают против того, чтобы восстание пролетариата возглавила демцентралистская партия (а это, как мы помним, одно из необходимых условий радикального разрушения буржуазного госаппарата). До того, как возникает боеспособная революционная демцентралистская партия пролетариата, эта вторая сторона анархистской идеологии почти никак не проявляется на практике, и поэтому на этом этапе анархо-коммунисты лучшие союзники пролетарских революционеров: они сами проявляют себя как пролетарские революционеры. На этом этапе с ними следует тесно дружить, крепить дружбу всеми силами: во-первых, дискуссии с ними очень полезны для теоретического оформления революционной пролетарской идеологии, во-вторых, плечом к плечу с ними очень хорошо бороться против всяких буржуазных социалистов и коммунистов, а в-третьих, вдруг кого-нибудь из них да удастся перевоспитать? После создания демцентралистской партии пролетариата вторая сторона анархистской идеологии начинает все более заметно давать о себе знать: выступая против этой партии, анархо-коммунисты постепенно перестают проявлять себя пролетарскими революционерами и все больше сдвигаются к мелкобуржуазному центру политического спектра. Однако до взятия пролетариатом политической власти с ними все еще полезно поддерживать контакты, сотрудничать в той или иной мере: в частности, потому, что жесткая критика с их стороны поможет пролетарским революционерам не превышать меру авторитарности в управлении своей партией сверх того, что необходимо для успешной борьбы с буржуазией. Наконец, после взятия пролетариатом (возглавленным демцентралистской партией) политической власти для анархо-коммунистов настает момент выбора: либо они продолжают идти вместе с пролетариатом, но тогда им придется отбросить свой анархизм, - либо они выступают против пролетарского полугосударства и тем самым начинают бороться за восстановление власти буржуазии, проявляя себя уже как буржуазная политическая сила. До того, как этот момент наступит, необходимо подготовить почву для того, чтобы как можно больше анархистов не свернуло с пролетарско-революционного пути. Поэтому я выступаю за как можно более быстрое налаживание как можно более тесного сотрудничества с анархо-коммунистами типа Дамье и Платоненко: пока еще время для этого не ушло, но его остается все меньше.

Но вернемся к зюгановцам, анпиловцам, тюлькинцам, крючковцам, бурдюговцам и прочей братии того же типа. Один из показательных примеров ихней правизны их отношение к вопросу об армейской реформе. Как тебе известно, все они выступают против превращения российской армии в профессиональную, за сохранение всеобщей воинской повинности (болтая при этом о сохранении народной армии).

Бывшие неоазиатские бюрократы, ставшие капиталистами, пока продолжают пользоваться для подчинения пролетариата старой армией, основанной на всеобщей воинской повинности армией, в которой царит дедовщина, на всю жизнь прививающая молодым пролетариям иммунитет от идей классовой солидарности (при дедовщине братья по классу угнетают друг друга гораздо более жестоко, чем любой эксплуататор) и интернационализма (до сих пор в армиях ряда республик бывшего СССР сильна межнациональная вражда, тесно связанная с дедовщиной). Правда, сегодня буржуазия некоторых республик бывшего СССР вынуждена переделывать этот высококлассный инструмент деморализации эксплуатируемых классов в профессиональную армию: последняя более эффективна как боевая сила, а деньги, которые будут в нее вложены, будут давать большую отдачу в чисто военном плане. Тем не менее, буржуазия при реформе армии, в конечном счете, больше теряет, чем выигрывает: пролетарская молодежь перестанет проходить через растлевающую школу жизни, штампующую в массовом порядке агрессивных жлобов и запуганных обывателей. Реформа армии (в т.ч. и ее сокращение) вынужденная реформа, на которую капиталистам поневоле приходится идти вследствие экономической стагнации, бедности казны их государств, необходимости обрести более боеспособную силу для проведения империалистической внешней и внутренней политики (без чего у капитала России, Украины и пр. нет ни единого шанса вывести экономику своих стран из стагнации). Эта реформа, соответствуя текущим интересам буржуазии, вместе с тем помешает ей воспитывать политически лояльных пролетариев и тем самым ударит по коренному интересу буржуазии сохранению ее политической власти над пролетариатом. Пусть при этом пролетарская молодежь лишается бесплатной военной подготовки; пусть профессиональная армия будет более надежной боевой силой, в том числе и более эффективной в подавлении бунтов и восстаний, - все эти приобретения монополистического капитала перекрываются утратой великолепного орудия для промывки мозгов молодым пролетариям. Складывается парадоксальная ситуация: укрепляя свой аппарат насилия, буржуазия России и некоторых других стран тем самым ослабляет его как средство поддержания своей политической власти над пролетариатом. Поэтому пролетарские революционеры не будут протестовать против этой реформы, будут рассматривать ее как благотворную. Это не значит, что они должны поддерживать ее: поддержка реформы армии это тоже буржуазная позиция, хотя и более левая, чем борьба за сохранение всеобщей воинской повинности. Цель пролетарских революционеров разрушение любой эксплуататорской армии. Однако в конкретных условиях СНГ профессиональная армия безусловно, меньшее зло с точки зрения перспектив пролетарской революции* .

Как же соотносится позиция возрождающих СССР организаций по этому вопросу с интересами российской буржуазии? Безусловно, она противоречит ее текущим интересам, зато совпадает с ее коренным интересом совпадает больше, чем политика реформирующего армию либерального правительства. Короче, позиция этих организаций по сути своей более буржуазна, чем позиция Ельцина. И она очень тесно связана с лозунгом возрождение СССР: возродим СССР и не допустим развала армии - тезисы, обычно употребляемые совместно в пропаганде краснознаменных буржуазных политических организаций.

Надо сказать, что предшественники РКРП, КПРФ, ВКПБ и др. Инициативный съезд коммунистов России (кажется, так он назывался?), движение Коммунистическая инициатива, ОФТ России, движение Единство (Нина Андреева), интердвижения и интерфронты не были буржуазными организациями. Это были организации неоазиатской бюрократии, которая еще не успела обуржуазиться и вела борьбу с обуржуазившейся частью бюрократии. Однако после распада СССР вся неоазиатская бюрократия вошла либо в класс капиталистов, либо в те или иные средние слои капиталистического общества. Вслед за своими хозяевами (преимущественно из военно-промышленного комплекса, но не только оттуда) буржуазными стали и те организации, которые унаследовали традицию ниноандреевского Единства, яринско-якушевского ОФТ и пр. РКРП, ВКПБ, КПРФ, РПК, СК, СПТ России. Когда ОФТ, Единство и интердвижения защищали еще существовавший СССР от распада, их даже можно было поддержать в этом: дело в том, что их хозяйка неоазиатская бюрократия, которой еще принадлежал госаппарат СССР слабела день ото дня и была менее опасным врагом класса государственных рабочих* * , чем нарождающаяся, быстро растущая и усиливающаяся буржуазия. Было ясно, что неоазиатская бюрократия уступит политическую власть: вопрос был в том, кому она ее уступит. Было очевидно, что распад СССР разорвет единое тело класса государственных рабочих, превращающегося в пролетариат, новыми государственными границами и создаст массу помех для совместной борьбы эксплуатируемых классов России, Украины, Казахстана и т.д. за взятие политической власти. Было также очевидно, что подавляющее большинство формирующейся буржуазии, державшее курс на распад СССР, тем самым стремилось вырвать по кускам аппарат насилия из рук слабеющей неоазиатской бюрократии и с его помощью установить свою политическую власть над эксплуатируемыми классами. Все знаки неба и земли уже тогда показывали, что политическая власть буржуазии в отдельных кусках бывшего СССР будет крепче, чем власть неоазиатской бюрократии в едином СССР: последняя, в лице Горбачева, делала все больше уступок трудящимся массам, допускала все большую степень политической демократии в СССР* . А вот буржуазия, активно отравляющая массы националистической пропагандой (и уже тем самым обнаружившая антидемократизм по сравнению с толерантнейшим Горбачевым), обещала стать тем классом, который сразу же после своего прихода к власти начнет свертывать буржуазную же демократию (так все и начало происходить после августа 91-го). Короче говоря, наиболее эффективной с точки зрения развала госаппарата СССР и прихода эксплуатируемых классов к власти была бы такая политика: сперва ударить по буржуазии, предотвратить раздел СССР на много окрепнувших кусков, а потом ударить по неоазиатской бюрократии и развалить хотя и единый, но ослабевший в ее руках госаппарат СССР. Организации неоазиатской бюрократии типа интердвижений давали большую надежду на то, что в них найдутся силы, способные выступить и против буржуазии, и против неоазиатской бюрократии: там было очень много рабочих, иногда весьма активных (пример первые в СССР забастовки широкого масштаба, организованные в 1989 г. Интердвижением Эстонии в ответ на буржуазно-националистическую политику партийно-государственной эстонской верхушки). Потому-то я до сих пор не жалею, что в 1989 г., будучи в Киеве, принял участие в создании организации интердвиженческого типа под названием Отечественный Форум, из которой вышел не то в конце 90-го, не то в январе 91-го сейчас уже точно не помню. Это был хотя и не единственно возможный, но далеко не худший в то время жизненный путь для человека, старающегося быть революционным социалистом* * .

Теперь - совсем другая ситуация. Неоазиатская бюрократия давно уже не существует как класс. * * * До 19-21 августа 1991 года борьба против распада СССР не способствовала усилению эксплуататорского государства и укреплению власти неоазиатской бюрократии, зато мешала приходу буржуазии к власти; начиная с 19 августа 1991 г., борьба сперва против распада СССР, а затем за возрождение СССР превратилась в борьбу за укрепление политической власти российской буржуазии. Пока единый госаппарат СССР был в руках пришедшей в упадок неоазиатской бюрократии, его единство ничуть не укрепляло ее политическую власть; зато теперь объединение республик бывшего СССР или даже рост централизации государственного управления внутри них, взятых по отдельности, означает усиление госаппарата и укрепление политической власти буржуазии над пролетариатом* . В конце 80-х гг. сепаратистские тенденции в СССР работали в пользу буржуазии как класса; теперь сепаратистские тенденции в России, на Украине, в Казахстане и пр. работают в общем и целом против буржуазии (в том числе и против самих же буржуазных сепаратистов, против их власти над трудящимися* * ). До 19 августа 1991 года революционные социалисты могли бы с гордостью подписаться под требованием сохранить СССР конечно, не просто сохранить, но не допустить его раздела для того, чтобы тем эффективнее разрушить его аппарат насилия; сегодня же лозунг возрождения СССР это лозунг наших злейших врагов, русских буржуев и их политических агентов. Поэтому хотя мы и можем сотрудничать с отдельными людьми и даже целыми группами внутри возрождающих СССР организаций, но с этими организациями в целом у нас могут быть отношения только одного типа: война, война без всяких компромиссов и перемирий, война на взаимное уничтожение.

***

Однако есть в политическом спектре современной России и такие организации, которые хотя еще и не отказались от лозунга возрождение СССР окончательно, однако уже давно и вполне определенно, все больше и больше отходят от него в своей повседневной политической практике. Например, Астраханская организация ОФТ. По вопросу о Чечне лидер и идеолог Астраханской организации ОФТ Олег Шеин выразил вполне пролетарско-революционную позицию (Под знаменем марксизма, № 7-8, стр. 5-7 Чечня и право наций на отделение), хотя и обосновал ее, прежде всего, устаревшим требованием права наций на самоопределение (в конце ХХ века, когда нации и народности мира уже основательно перемешались друг с другом, вместо наций следует подставить в эту формулу население регионов)* Приятно было также прочесть в газете этой организации Рабочее движение (№ 4, стр. 3) статью Долой призывное рабство!: хотя ее автор, В. Карпов (представитель какого-то народного комитета Отцы за сыновей), и выступает против всеобщей воинской повинности с левобуржуазных позиций, мотивируя необходимость ее отмены интересами укрепления державы в глобальном плане, однако в целом статья весьма полезная, и комментарий редакции по ее поводу очень хорош. Показательна также шеинская статья Тулеев не коммунист. И даже не социал-демократ (Рабочее движение, № 1, стр. 4). Однако в то же время Астр. орг. ОФТ сохраняет дружеские отношения с РКРП, РПК и другими крайне правыми краснознаменными политическими организациями российской буржуазии именно с организациями, а не только с их отдельными представителями или группами внутри них. Все это, вместе взятое, позволяет отнести Астр. орг. ОФТ к мелко-буржуазным (т.е. колеблющимся между буржуазией и пролетариатом) организациям; тем не менее, поскольку она дрейфует влево (в отличие от МРП, которая была до тех пор, пока подавала признаки жизни мелкобуржуазной организацией, дрейфующей вправо)* * следует держать курс на как можно более тесное сотрудничество с ней в том числе и для того, чтобы помочь ей окончательно и необратимо перейти на пролетарско-революционные позиции. МО ВЛКСМтакже следует отнести к дрейфующим влево мелкобуржуазныморганизациям. Этот дрейф, насколько я помню, начался довольно давно, во всяком случае, не позже октября 1993 года, когда ВЛКСМ Езерского занял по поводу драки между Ельциным и Верховным Советом такую позицию, под которой подписался бы любой пролетарский революционер: против обеих сторон. Однако МО ВЛКСМ не станет вполне пролетарской, революционной организацией до тех пор, пока окончательно не откажется от лозунга возрождение СССР и четко определит свое отношение к возрождающим СССР организациям, как к буржуазным.

Из письма В. Бугеры А. Губайдуллину, 07-24.12.98.

Отношение политической организации к наличному государственному аппарату определяет, на чьей стороне находится политическая организация в борьбе между классами за политическую власть. В свою очередь, это отношение определяется социальным составом и обусловленной им структурой данной организации. Однако здесь зависимость не прямая, не такая, что если организация состоит из пролетариев, то она обязательно пролетарская, а если из мелких буржуа то обязательно мелкобуржуазная. История показывает нам огромную массу случаев, когда различные слои и прослойки внутри одних классов объединялись в организации, борющиеся за политическую власть других классов. Почему так надо анализировать отдельно в каждом конкретном случае. Однако всегда исследование политической организации надо начинать с определения ее отношения к наличному госаппарату; а уж затем, определив это отношение и тем самым установив ее классовую сущность, можно разбираться, почему представители именно тех, а не иных социальных слоев создали именно такую организацию.

до взятия пролетариатом политической власти намнадо отбирать для себя товарищей в первую очередь по принципу: Насколько последовательно ты борешься* за

разрушение госаппарата, принадлежащего буржуазии,

вооружение и самоорганизацию пролетариата,

создание демцентралистской партии?

Ему же, 28.12.98.

Сама по себе замена слова пролетарий словом рабочий, а также выдвигаемое некоторыми СНГовскими революционерами требование предоставить в революционных организациях право решающего голоса только рабочим, играют двоякую роль. С одной стороны, наши андерграундные революционеры отказываются от слова пролетарий из-за того, что идеологам краснознаменных буржуазных партий свойственно объявлять пролетариями, а значит, братьями по классу не только рядовых наемных тружеников, но и администрацию предприятия, до директора включительно (при том условии, что администраторы не имеют либо имеют мало акций предприятия); таким образом, употребление слова рабочий оказывается естественной реакцией на хитрости буржуйских идеологов, на их попытки заморочить пролетариям голову и духовно подчинить эксплуатируемых тружеников красным директорам. Но эта реакция вовсе не безобидна для самих революционеров: от перехода к слову рабочий получается больше идеологического вреда, чем пользы. Ведь кто такой рабочий? Это человек, труд которого является преимущественно физическим. Иными словами, понятие рабочий - так же, как и понятия интеллигент и управленец характеризует людей, еще не вышедших за рамки разделения труда. В достопамятной беседе, которая произошла у меня с Родиным перед моим отъездом из Москвы этим летом, Родин выдвинул в качестве идеи, призванной объединить современных революционеров идею рабочего социализма как общества, состоящего целиком из рабочих. Прежде всего, эта идея абсурдна теоретически, потому что общество, в котором разделение труда не преодолено и при этом остался только физический труд, не просуществует и недели либо вернется к первобытному коммунизму, либо вновь выделит внутри себя прослойку интеллигентов и слой управленцев-эксплуататоров. Но главный вред идеи рабочего социализма в том, что она внушает рабочим иллюзию, будто они могут образовать бесклассовое общество, оставаясь такими же, каковы они сейчас, не выходя за рамки разделения труда. Между тем переход к социализму может осуществляться только по мере того, как трудящиеся: а) по самому характеру своего труда будут все больше и больше втягиваться в повседневное взаимодействие друг с другом в процессе управления своими действиями, образуя при этом коллективы разного масштаба вплоть до миллионов и миллиардов человек; б) по характеру своего труда перестанут делиться на рабочих, интеллигентов и управленцев (то есть по мере того, как физический, умственный и управленческий труд будут сливаться вплоть до полной неразличимости). Даже освоение рабочими компьютерной грамотности и создание программного обеспечения, позволяющего им сменять в любое время и плотно контролировать управленцев это только первый шаг на пути к социализму, укрепляющий диктатуру пролетариата, но еще не обеспечивающий полного отмирания классов и государства. Только тогда, когда сам процесс производства будет насквозь управляться посредством компьютерных систем (разумеется, коллективно управляться) и благодаря этому рабочие перестанут быть рабочими, социализм будет возможен. Идея же рабочего социализма напрочь исключает необходимость овладения компьютером для перехода к социализму; таким образом, она выбивает из рук пролетариев то (пока единственное) средство, при помощи которого трудящиеся могут взять производительные силы в общественную собственность.

Идея рабочего социализма очень удобна для всякого рода кандидатов в новые эксплуататоры, которые смогут с ее помощью вновь, как это в свое время сделал Сталин, отожествить понятие социализм с бесплатным обучением, лечением и прочими социальными гарантиями, которые бывают присущи и эксплуататорскому обществу. Наконец, эта идея вносит раскол между рабочими и постНТРовскими пролетариями теми трудящимися (например, рядовым обслуживающим персоналом заводов-автоматов или теми рядовыми работниками, которые работают на ГПС гибких производственных системах), которые по своей классовой принадлежности являются стопроцентными пролетариями, а вот по своей профессиональной принадлежности уже выходят за рамки деления на рабочих и интеллигентов. Именно этим, пост-НТРовским, трудящимся суждено сыграть решающую роль после завоевания пролетариатом политической власти в процессе обобществления производства (которое будет завершено лишь тогда, когда все трудящиеся станут пост-НТРовскими); а Родин со своей идеей отсекает их уже заранее Короче говоря, идею рабочего социализма надо решительно отбросить и вернуться к термину пролетариат, определив это понятие так: пролетарий это трудящийся, живущий за счет продажи своей рабочей силы и никем не командующий в процессе своего труда. При этом необходимо подчеркивать, что решающую роль в социалистической (коллективистской) революции сыграет промышленный пролетариат, а не медсестры, педагоги и журналисты.

Аналогично обстоит дело с предоставлением решающего голоса только рабочим. С одной стороны, это требование является своего рода реакцией на буржуазную политику краснознаменных партий, стремящихся объединить в рядах одной партии рабочего и красного директора (то есть политически подчинить первого последнему). Но эта реакция бесплодная: как уже было сказано выше, и рабочие могут проводить антирабочую политику, поэтому сама по себе принадлежность обладателей права голоса к рабочим еще не гарантирует, что результат голосования будет в интересах пролетариата. Более того, эта реакция вредна, потому что она порождает отчуждение между членами одной организации рабочими и интеллигентами (добавление от 28.09.99: а также между рабочими и пост-НТРовскими пролетариями). А такого рода отчуждение очень помогает тем функционерам и лидерам, которые стараются сделать себя более полновластными и менее подконтрольными низам: помнишь правило разделяй и властвуй? Короче говоря, предоставление права решающего голоса только тем членам пролетарско-революционной организации, которые являются рабочими, ведет к обюрокрачиванию организации, а значит к постепенной утрате ею пролетарского характера, к постепенному превращению в антирабочую организацию. Такой вот парадокс.

 

Стал ли троцкизм альтернативой сталинизму?

Вопрос о природе троцкизма представляет особый интерес для действующих в СНГ пролетарских революционеров, т.е. людей, не отождествляющих марксизм со сталинизмом, а социализм с СССРовской разновидностью капитализма.

В решении этого вопроса они очень часто впадают в две противоположные ошибки, первая из которых вызвана (если не вдаваться в более глубокие причины) незнанием троцкизма, а вторая незнанием ничего лучшего, чем троцкизм. Сталинские мифы о троцкизме глубоко укоренились не только у верных сталинцев, но и у некоторых товарищей, порывающих со сталинизмом. Так, в статье П. И. Богатырева, представляющей в целом хороший первый шаг от сталинских иллюзий о СССР к его марксистскому анализу, о троцкизме сказано следующее: Для неотроцкизма наших дней характерная черта незнание материалистической диалектики, как метода познания и преобразования действительностидля троцкизма всегда был характерен метафизический метод мышления, догматизм, сектантствоТроцкизм это волюнтаристский подход, игнорирование объективных законов истории и т. д. и т. п.№ (Просвещение, № 1/9/, 1999г., стр.25). Для всякого, кто знаком с работами Троцкого, очевидно, что Богатырев говорит все это не о реальном троцкизме, которого он просто не знает, а о именуемом так жупеле сталинской пропаганды.

Если бы все сказанное П. И. Богатыревым о троцкизме было верно, то теоретическая критика последнего была бы для марксистов столь же излишней, как и теоретическая критика идей какогонибудь Ким Ир Сена (которые интересуют нас столь же, как и теология Генриха VIII, или политэкономия Людовика XIV). Но Троцкий был великим революционером, уступающим только Ленину, и методом материалистической диалектики владел уж никак не хуже нас с П. И. Богатыревым, что и доказал при анализе множества явлений от перспектив революции в России до борьбы с фашизмом в Германии, от невозможности социализма в одной стране до невозможности пролетарской культуры. И именно потому, что Троцкий был великим революционером, его ошибки (пусть поучительные и в которых невозможно винить лично его) имели для революционного движения великие и катастрофические последствия пожалуй, не менее катастрофические, чем обрушившийся на это движение сталинский террор.

Противоположную П. И. Богатыреву ошибку совершают как троцкисты, так и товарищи, расходящиеся в тех или иных моментах с троцкизмом, но тем не менее видящие в нем единственную марксистскую альтернативу сталинизму. Если Троцкий и другие большевики ленинцы (самоназвание левой оппозиции) 20 30 годов были, вне сомнения, коммунистами антисталинистами, это отнюдь не означает, что все коммунисты антисталинисты были и являются троцкистами, или даже что троцкизм наиболее последовательное, а не половинчатое, коммунистическое антисталинское течение. Но революционеры СНГ в подавляющем большинстве практически не знают о других коммунистических течениях (о децизме или итальянском левом коммунизме, например), и работы Троцкого остаются лучшей известной им марксистской критикой сталинизма, хотя таковой на самом деле не являются.

Что отличает троцкизм от остальных левооппозиционных течений в мировом комдвижении и что составляет ахиллесову пяту троцкизма, благодаря которой он так и не смог стать после- довательно коммунистической альтернативой сталинизму и в большинстве своих фракций

деградировал до уровня радикал реформизма, крайне левой социал- демократии это теория деформированного рабочего государства, согласно которой эксплуатируемый и бесправный СССРовский пролетариат благодаря чудодейственной силе гос. собственности экономически оставался хозяином СССР, а господствовавшая в СССР бюрократия не менее чудесным образом не играла никакой роли в процессе производства, которым она управляла, и была не

  1. Пишет все это П. И. Богатырев с благой целью подвести под понимаемый таким образом троцкизм Н. А. Андрееву и превратить ее в главную российскую троцкистку! Но цель дискредитация мелкого буржуазного политика Андреевой не оправдывает средство еще одно ведро помоев на великого революционера Троцкого.

 

эксплуататором, а всего лишь паразитом, вроде воров- карманников. Как писала в присущем не ей одной стиле одна из самых сталинофильских троцкистских организаций Интернациональная Коммунистическая Лига: Троцкий выделялся из многоголосого хора мнимых (!) анти- сталинистских№ левых в первую очередь своим утверждением о том, что Советский Союз остается рабочим государством хотя и управляемым бонапартистской бюрократией (О стойкой защите Советского Союза Льва Троцкого/ Бюллетень спартаковцев, 11 апреля 1991 г., стр1). Дело не в том, что сталинизм есть реализовавшийся на практике троцкизм (как пишет О. М. Андреев в том же Просвещении, №1/9, стр.61), а в том, что троцкизм с его теорией о пролетарском, а не капиталистическом характере производственных отношений в СССР (теорией, для которой основным противоречием СССР-овского общества был не сохранившийся в нем антагонизм наемного труда и капитала, а всего лишь отсутствие демократии и политическая власть бюрократии) в силу этого был как ни изумятся этому сталинисты и троцкисты демократической формой сталинского госкапитализма.

В основе теории перерожденного рабочего государства лежат три ошибочных положения, разделяемые троцкизмом и сталинизмом:

  1. Реальные производственные отношения тождественны юридическим отношениям собственности.
  2. Капитализм тождествен частной собственности.
  3. 100% гос. собственности тождественны рабочему государству (у сталинистов вообще социализму).

С ними и предстоит разобраться.

Если мы не станем мудрствовать лукаво и посмотрим на вещи так, как они есть, то увидим, что производственные отношения это отношения людей в процессе производства истина столь же тавтологичная, сколь и труднопостижимая для ученых мужей советских университетов и IV Интернационала. Поскольку же производство всех обществ после первобытного основано на разделении труда, а первое и фундаментальнейшее разделение труда это деление его на организаторский и исполнительский, то в основе производственных отношений лежат отношения управления, всего лишь юридическим отображением которых, более или менее искаженным, являются отношения собственности.

Не поняв этого и отождествив базис отношения людей в процессе производства, т.е. производственные отношения, бывшие в СССР все теми же отношениями подчинения наемного труда капиталу с юридическим отражением этого базиса, государственной собственностью на средства производства, Троцкий впал в смехотворную ошибку, для разоблачения которой достаточно внимательного взгляда на реальные отношения в СССР: в утверждение, что СССР-овская бюрократия (в совокупности своей образовывавшая владевшее собственностью государство) не играла самостоятельной роли в процессе производства, зато паразитировала на отношениях распределения. Тем самым он отказался от фундаментального положения исторического материализма об обусловленности отношений распределения отношениями производства и повторил вульгарную ошибку разномастных реформаторов капитализма, для которых капиталистические производственные отношения (в случае с Троцким

1. Логика спартакистов восхитительна. Революционеры, считавшие СССР капиталистическим государством, а бюрократию непримиримым врагом пролетариата, оказываются мнимыми антисталинистскими левыми, а сталинофилы троцкисты, видевшие в сталинской антирабочей диктатуре рабочее (хотя и переродившееся) государство, а в бюрократии возможного союзника пролетариата, являются, надо полагать, настоящими антисталинисткими левыми.

Среди этих мнимых антисталинистких левых названы такие марксисты, как основатель компартии Италии А. Бордига и расстрелянный фашистами в 1942 году голландец Х. Сневлиет, руководитель фронта Маркса Ленина Люксембург одной из немногих организаций, отстаивавших во второй империалистической войне революционно интернационалистические позиции, т.е. выступавшие за поражение всех империализмов (в отличие от троцкистов, проявивших себя как последовательные оборонцы в отношении сталинского империализма и полуоборонцы в отношении англо американского империализма).

производственные отношения сталинского госкапитализма или, чтобы быть совсем точным, строя первоначального капиталистического накопления) хороши, а вот отношения распределения увы, несправедливы.

В действительности отношения управления обуславливают отношения собственности, всего лишь узаконяющие их. Кто управляет производственным процессом, тот и распоряжается произведенным в ходе него прибавочным продуктом. Организатор производства становится эксплуататором производителей. Только тот может контролировать распределение, кто пред-варительно контролирует производство. Не осознав таких простых вещей из азбуки исторического материализма, Троцкий, великий марксист, показал на своем примере, что ураган реакции может и орла забросить в глухой курятник в чем нет вины орла, но нет и его славы. Досадно только на тех мнимых учеников, кто счел пребывание в курятнике высшей точкой его полета а потому и сам не собирается из курятника вылазить

Заблудившись в трех соснах в вопросе о производственных отношениях, Троцкий чем дальше в лес, тем больше дров не понял ни что такое капитализм, ни что такое рабочее государство.

Чрезвычайно далекий от того, чтобы видеть в положении рабочего класса мелочь, не стоящую внимания сравнительно с Ее величеством собственностью, Маркс увидел в нем главное звено, единственно ухватившись за которое можно понять всю капиталистическую систему, - и именно поэтому Маркс стал Марксом. Главная, определяющая черта капиталистического способа производства отнюдь не частная собственность, как в умилительном единстве с СССР-овскими обществоведами думал Троцкий, но антагонизм наемного труда и капитала, никуда неисчезнувший в СССР, антагонизм, на котором базируется вся совокупность капиталистических отношений: товарное производство, классы, государство, деньги, нации и т.д. Уничтожение капитализма это уничтожение не только частной собственности, но и всей системы капиталистических отношений. Осуществляемое революционным пролетариатом (и никем вместо него) уничтожение частной собственности - начало, первый шаг социалистической революции, а не ее завершение.

Понятно, что уничтожение капиталистических отношений дело не одного дня, а десятилетий. Оно не происходит в день, когда рабочие берут власть и даже когда они экспроприируют капиталистов. Пока сохраняется товарное производство, пока сохраняются классы, пока сохраняется государство (даже полугосударство диктатура пролетариата), до тех пор существует капитализм. Рабочие класс капиталистического общества, поэтому, если существует рабочее государство (даже реальное, а не приписанное Троцким капиталистическому СССР), значит существует и капитализм, хотя и вытесняемый и умирающий. Определяющий признак рабочего государства (лучше говорить прямо: диктатура пролетариата) не государственная собственность, а рабочая власть, руководство организованного и вооруженного пролетариата над всеми областями жизни общества. Где нет рабочей власти, нет и не может быть рабочего государства. Нелепо и преступно говорить о рабочем государстве там, где власть имеет антирабочий эксплуататорский характер. Возможны переходные ситуации, и термин Троцкого деформированное рабочее государство, ложный для сталинского СССР, правилен для Советской республики времен гражданской войны, когда диктатура пролетариата осуществлялась большевистской партией, но эта партия сохраняла революционно-пролетарский характер и имела целью разрушение капиталистических отношений, а не их распространение, триумф и увековечивание, как возникшая на ее обломках возглавляемая Сталиным партия национал капиталистического строительства.

Идейной основой всех этих ошибок Троцкого было непонимание им истинной природы Октябрьской революции№ не социалистической, как думают сталинисты с троцкистами, и не 1.Ее понял и разработал последовательно марксистское объяснение общественного строя СССР великий итальянский коммунист Амадео Бордига (1889 1970). Течение,к которому он принадлежал Итальянская Коммунистическая Левая смогла в наибольшей степени сохранить верность революционным коммунистическим позициям в эпоху сталинской реакции.

чисто буржуазной, как полагают анархисты с полуанархистами из числа т.н. коммунистов рабочих Советов, но двойной: объективно и экономически буржуазной, субъективно и политически пролетарской революцией. Теория перманентной революции была замечательным вкладом Троцкого в развитие марксизма. Но он (в отличие от Г. И. Зиновьева, например) так и не понял, что экономически Советская Россия ни на одну минуту не вышла и не могла выйти за пределы капитализма, и что капиталистической оставалась не только частная промышленность СССР, но не в меньшей степени его действовавшая согласно законам прибыли и рентабельности государственная промышленность. Именно поэтому левая оппозиция видела угрозу контрреволюции в частном секторе, в нэпмане и кулаке, а главным врагом считала правых, Бухарина, тогда как контрреволюция выросла из государственного сектора, движущими силами ее были директор и спец, а возглавлял ее центрист Сталин. Именно поэтому ведущий экономист левой оппозиции Е. А. Преображенский, безупречный большевик, погибший в 37 году нераскаянным и не капитулировавшим, был наиболее талантливым теоретиком разворачивавшегося в СССР первоначального капиталистического накопления (в котором он ошибочно видел первоначальное социалистическое накопление).

Здесь нет вины Троцкого, Преображенского и их товарищей. Левая оппозиция была большевистским ответом на сталинскую контрреволюцию, ее ошибки и ограниченность - следствие того объективного положения, в котором оказались большевики: положения коммунистов, управляющих ни на мгновение не исчезнувшим в РСФСР СССР капитализмом. Управлять капитализмом коммунисты могли, только решая взаимоисключающие задачи: содействовать развитию капитализма против всех докапиталистических и феодальных пережитков и в то же время защищать рабочих от неизбежных результатов этого развития капитализма, быть управляющими советского капитализма, не переставая быть солдатами мировой революции и используя все средства национального капитализма для победы интернационального социализма. Это была неимоверно сложная задача все равно как пройти по мосту тоньше волоса и без быстрой победы мировой революции большевики были обречены на перерождение или уничтожение. Директор, осуществляющий эксплуатацию рабочих согласно законам прибыли и рентабельности, не может долго оставаться коммунистом врагом эксплуатации. Он переродится, или весьма быстро будет смещен другим, для кого коммунизм не более, чем словесная этикетка. Сталинистами стали те большевики, которые предпочли переродиться (это спасло их от гибели в 37 г.), троцкистами те, кто перерождаться отказались, сохранив верность перспективе 17 г. перспективе мировой революции.

Но нельзя забывать, что троцкистская оппозиция 20-х гг. была движением не пролетариата1, а революционно интернационалистической и потому слабой и обреченной на легкое поражение фракцией быстро перерождающейся бюрократии. Здесь и находится глубинная классовая причина пресловутой теории перерожденного рабочего государства.

Если для пролетария главным, первичным фактом, характеризующим СССР, являлась эксплуатация его, пролетария, действующим через посредство государства и гос. собственности капиталом, то у сколь угодно бескорыстного и революционного управленца (пока он оставался на своих классовых позициях, а не порывал полностью с ними, переходя на пролетарские) оппозицию вызывала не естественно признававшаяся пролетарской (ибо руководимая им, вышедшим из пролетариата управленцем) экономика, а рассматривавшаяся как ошибочная внутренняя и внешняя политика. Интеллигент Маркс сумел увидеть мир глазами рабочего, и все загадочное со всех остальных точек зрения вдруг стало ясным. Троцкий, великий революционер и великий марксист, так и не смог посмотреть на переродившееся рабочее государство глазами эксплуатируемого и угнетенного СССР-овским капитализмом наемного раба.

Формула переродившееся рабочее государство, ложная в отношении природы СССР, имела 1. Это признает К. Харман: И все же левую оппозицию нельзя прямо назвать пролетарской фракцией

внутри партии (Крис Харман, Как погибла революция, б.м.,1994 г., стр.13).

то весьма скромное достоинство, что описывала его происхождение: в17 г. было создано рабочее государство, которое затем переродилось. Но лишь только после 45 г. возникли однотипные с СССР режимы в Европе, Азии, Африке и т.д., вся чудовищная нелепость этой теории стала очевидной. Если бы Троцкий дожил до этого времени, он встал бы перед дилеммой:

Каков был бы выбор Троцкого, мы знать не можем2 . И все же он был слишком марксист, чтобы впасть в нелепость Т. Гранта и прочих своих горе последователей, заимствовавших у него пепел, а не пламя.

"Действительность не прощает ни одной теоретической ошибки", - говорил в лучшую свою пору Л.Д.Троцкий. И действительность не могла сделать исключение по отношению к нему самому и созданному им движению.

Какие же были результаты теории перерожденного рабочего государства для троцкистского движения?

1.Пока левая оппозиция была в 20-х годах реальной силой, она ограничивалась апелляцией ко все более бюрократизировавшейся партии, а не к рабочему классу, вела внутрипартийную дискуссию, а не классовую борьбу, отказывалась от организации борьбы рабочих за свои классовые интересы против стремительно перестававшего быть рабочим государства, стремилась к реформе бюрократии, а не свержению ее. Приняв предложенное бюрократией поле боя, она не могла не потерпеть поражения на нем. Лозунг революции, а не реформы был выдвинут Троцким лишь в 1933г., когда левая оппозиция, разгромленная сталинским террором, перестала в СССР существовать как организованное течение за пределами лагерей.

2.Видя главную силу советского капитализма в частной, а не в государственной промышленности, левая оппозиция оказалась дезориентированной во время сталинского великого перелома, сочтя апогей первоначального капиталистического накопления левым поворотом и даже социалистическим наступлением - хотя и осуществляемым неправильными методами. это привело к капитуляции практически всех ее лидеров (кроме самого Троцкого) перед сталинизмом.

3.Отождествив и государственную собственность с рабочим государством, Троцкий оставил своих последователей неспособным и понять ни исключительно контрреволюционную (по отношению к социализму и пролетарской революции, т.к. сталинизм имел буржуазно революционный характер, в чем и состоит его прогрессивная функция) сущность сталинизма, ни истинный характер многочисленных режимов и движений отсталых стран, выступавших под знаменем социализма, но на деле осуществлявших первоначальное капиталистическое

1.Как признал это английский троцкист Т. Грант, выдвинувший абсурдную теорию "пролетарского бонапартизма". Согласно ему, таким "пролетарским Бонапартом" был, например, Менгисту Хайле Мириам, "упразднивший капитализм" в феодальной Эфиопии, где 95% населения жило при натуральном докапиталистическом хозяйстве.

накопление. Не умея понять классовую природу Тито, Мао, Ф. Кастро и т.п. буржуазных революционеров и врагов пролетарской революции, - большинство троцкистских фракций кончило капитуляцией перед ними, нередко сочетавшейся с капитуляцией перед реформистскими профбюрократиями развитых капстран.

Катастрофические1 ошибки Троцкого 30-х гг. не ограничиваются теорией перерожденного рабочего государства. Его принципиальная ошибка, в огромной мере содействовавшая последующему перерождению троцкистского движения, лежала в вопросах тактики, где он проповедовал гибкость, тогда как по условиям эпохи единственное спасение заключалось в твердокаменности. Эта ошибка, находящаяся в преемственной связи с ошибками раннего Коминтерна (теория рабоче-крестьянского правительства и т.п.), благодаря которым западные компартии так и не смогли на деле порвать с реформистской практикой, а потому стали легкой добычей сталинизма, была в конечном счете вызвана неверным пониманием Троцким природы кризиса, упадка мирового капитализма. Вместо того, чтобы видеть в нем длительный и мучительный процесс деградации, все нарастающее перевешивание реакционных сторон капитализма над его прогрессивными сторонами, Троцкий рассматривал его как абсолютный застой, тупик, из которого нет выхода. "Производственные силы человечества перестали расти", - писал он в "Переходной программе" 1938 г. Объяснимая условиями Великой депрессии, эта позиция не перестала быть от этого ошибочной.

Из нее следовал естественный вывод, что все объективные условия для победоносной мировой революции налицо ( в разгар сталинско-фашистско-демократической реакции!) и единственное, чего не хватает, так это партии. "Кризис человечества" в конечном счете сводится к кризису революционного руководства", - говорится в той же "Переходной программе". Поражения революций межвоенного периода Троцкий объяснял исключительно предательством социал-демократов и сталинистов.

Понятно, что такое объяснение объясняет ничуть не больше, чем все объяснения мировой истории победой коварства злых над благородством добрых. Полностью признавая очевидный факт предательства социал демократов и сталинистов, мы встаем перед новым вопросом: почему они смогли все-таки предать, а их противники не смогли предотвратить гибельные последствия этого предательства? Почему Коминтерн, возникший как революционное отрицание реформизма, переродился к реформизму в три раза быстрее, чем перерождалась социал-демократия? И почему оппортунизмом кончило большинство троцкистского движения? 2

Если партия это единственное, чего не хватает для революции, ее нужно создавать немедленно и любой ценой, прибегая ко всевозможным тактическим маневрам, проповедовавшимся в 30-х годах Троцким. Что же, решили в массе своей (хотя и не все) обученные в его школе троцкисты, если мы не можем создать всемирную партию пролетарской революции своими силами, будем создавать ее чужими и классово чуждыми силами, силами Тито и Кастро!

В условиях господства реакции непосредственные значительные успехи революционного движения невозможны. Попытки перехитрить историю и подменить тернистый путь непримиримости кривым путем маневриничанья (о да! Чтобы найти дорогу к массам!) неизбежно, всегда и везде, приводят к тому, что революционеры, не завоевав своими убеждениями массы, сами теряют и революционную дорогу, и убеждения. Чтобы маневрировать, нужна сила. А сила не создается маневром, тактикой, интриганством, она создается непримиримостью, неуступчивостью, бескомпромиссностью, фанатизмом. Именно так создавал большевистскую партию Ленин.

В период реакции "лозунг дня один: не предавать" (как писали в 30-х годах итальянские

1.В силу его огромного авторитета, превосходившего авторитет представителей всех других левооппозиционных течений в ВКП(б) и Коминтерне.

2.В двух странах мира - Боливии и Шри-Ланке - троцкисты были массовыми партиями, за которыми шли большинство революционных рабочих. Во время решающих потрясений (Боливия - 1952 г., Шри-Ланка - 1964 г.) они не отличались от прочих реформистских партий.

левые коммунисты в своем журнале Итог), не гоняться за невозможным (иначе, как ценой потери своих классовых позиций) успехом в настоящем, но работать для будущего, зная, что

смена ночи утром, а реакции революцией зависит от объективного хода вещей, а не чьего то политиканства, зато никогда не приведут революцию к победе те, кто был воспитан в школе маневриничанья, а не в школе бескомпромиссности. А именно в такой школе маневриничанья воспитывал (из самых лучших побуждений чтобы ускорить победу революции!) своих последователей Троцкий. Он был великим революционером и умел удерживать даже самую рискованную тактику ( типа вхождения в социал-демократические партии) в пределах революционной политики, но такое маневрирование не могло не развратить его учеников. Ведь не только партия вырабатывает тактику, но и тактика вырабатывает или перерабатывает партию! И когда в начале 50-х годов вождь IV Интернационала М. Пабло предложил троцкистскому движению, дабы быть с массами, раствориться в социал-демократических, сталинистких и национал освободительных партиях, большинство этого движения пошло по указанному им пути. Выступившее же против меньшинство так и не смогло порвать с ошибочным тактицизмом, а потому кто раньше, кто позже скатилось в то же оппортунистическое болото.

Гибельные последствия подмены принципов тактикой наиболее наглядны в позиции Троцкого по отношению ко Второй Империалистической Войне. Все время отвергая революционное пораженчество в отношении сталинского империализма и будучи безусловным защитником (безусловная защита СССР!) того самого эксплуататорского государства, которое уничтожило его товарищей и его самого, Троцкий незадолго до гибели призвал отказаться от лозунгов революционного пораженчества и превращения войны империалистической в войну гражданскую и для стран англо американского империализма т.к. в Первую Мировую Войну были де настолько слабы, что могли лишь проповедовать принципы, а сейчас (т.е. в 1940 г.) достаточно сильны, чтобы применять тактику!

Если мы хотим увидеть, как великая страсть ослепляет прозорливейших гениев, лучшего примера нам не найти. Троцкий не мог не бороться за то, чтобы руководимое им движение стало силой, но поверив, что оно ей уже стало, он построил ложную тактику, которая довершила неудачу этого движения. Сколь ни слабы интернационалисты в 1917 году, они были намного сильнее, чем троцкистское движение в 1940 г., что и показал ход событий в конце обеих войн. Ленин с его превращением войны империалистической в войну гражданскую смог как возглавить революцию, так и воспитать многие поколения революционеров всего мира. Троцкий с его пролетарской военной политикой (утопической программой вооружения рабочего класса в рамках капитализма и под контролем реформистских профсоюзов!) не смог ни 1-е и тут вина не его, а объективных условий, - ни что составляет вину его 2-е.

В период Второй Империалистической Войны большая часть французских троцкистов плелась в хвосте за шовинизмом Де Голля и ФКП, меньшая часть, желая быть с массами, пробовала работать в массовых организациях коллаборационистов. Приятным исключением был Коммунистический союз (предшественник Лютт увриер), но и он кричал Ура! Красной Армии ( в которой не оставалось ничего красного, интернационалистического и коммунистического, зато белое царское, великодержавное и генеральское процветало, как чума).

Наиболее сильная в это время троцкистская организация, Социалистическая рабочая партия США, на суде над ней в г. Миннеаполисе заявила, что выступает против войны не потому, что войну ведет империалистическое государство, и воюет оно не с фашизмом, а за передел мира, а потому, что она не верит, что американское правительство хочет победы над Гитлером, и что коль скоро большинство народа (большинство народа! Не класс капиталистов!) выскажется за войну, ее члены будут лояльно участвовать в ней, ограничиваясь пропагандой своих взглядов (а чтобы саботировать войну ни-ни!). Так вслед за социал-демократией и сталинизированным Коминтерном пал как революционная сила и IV Интернационал.

Троцкий не перестает от этого быть великим революционером, как не перестали быть ими Маркс и Энгельс от перерождения вдохновлявшейся их учением социал-демократии, а Ленин от перерождения созданного им вместе с Троцким III Интернационала. В данной статье мы говорили об ошибках и слабых сторонах Троцкого, имея целью убедить честных революционеров, ищущих коммунистическую альтернативу сталинизму, что троцкизм№ не пригоден для этого. Сильные стороны Троцкого они могут узнать из его работ сами. Троцкизм не смог стать марксистской альтернативой сталинизму. Нужно идти вперед. Идти с компасом марксизма. Идти к освобождению пролетариата путем его освободительной борьбы, указанным титанами, среди которых почетное место принадлежит по заслугам ненавидимому контрреволюционерами всех мастей Л.Д. Троцкому.

Марлен Инсаров,

Коллективистская Фракция Революционной рабочей партии. июль 1999г.

P.S. Автор выражает глубокую благодарность Интернациональной Коммунистической Партии, материалы которой очень сильно помогли ему понять как ошибки троцкизма, так и классовую природу СССР.

_______________________________________________________________________

1. Реальный, а не придуманный П.И. Богатыревым.

Из письма Марлена Инсарова товарищу Ал. Б.

(май 2000 г.)

Теперь о затрагиваемых в твоём письме вопросах.

1) Полностью согласен с тобой, что диктатура пролетариата это и есть политическая власть пролетариата с сохранением экономического буржуазного механизма. Но недостаточно одного существования диктатуры пролетариата, чтобы определить социалистический характер революции. Нужно установить, была ли диктатура пролетариата преходящим моментом, содействовавшим доведению до конца буржуазной революции (как санкюлотская диктатура во время Великой французской революции), или же стала началом коммунистического преобразования общества.

Все российские марксисты в начале XX в. - и это было разграничительной чертой между ними и народниками считали предстоящую в России революцию буржуазной. При этом, в отличие от меньшевиков, как большевики, так и Троцкий полагали, что российская революция, послужив толчком к мировой революции, может, соответственно своему перерастанию в мировую, перерасти в социалистическую. Но, как мы теперь знаем, Октябрьская революция не стала мировой. Тем самым она не стала и не могла стать социалистической. Реальное содержание её осталось буржуазным* несмотря на пролетарскую политику большевиков.

Октябрьская революция была буржуазной вовсе не потому, что не уничтожила сразу товарно-денежные отношения и другие проявления капитализма, а потому, что объективно выполнила буржуазные задачи и только их: чистку России от авгиевых конюшен феодализма и создание условий для бурного развития капитализма. Социалистических задач, т.е. уничтожения совокупности капиталистических отношений: капитала, наёмного труда, прибавочной стоимости, прибыли, рынка, классов, государства, наций и т.д. она не осуществила и не могла осуществить ни сразу, ни потом, так как в мире в то время не созрели условия для победоносной всемирной социалистической революции.

2) Противоречие между достоинствами Троцкого и его простодушием (т.е. ограниченностью условиями его времени) это реальное, а не логическое противоречие. Самый великий человек может делать ошибки; беда, если они будут сочтены истинами и горе, если из-за них не признают его сильных сторон.

3) Ты совершенно не понял отрицания нами лозунга права наций на самоопределение, если думаешь, что оно имеет своей причиной заботу о целостности буржуазного государства (даже в псевдолевой форме, когда говорят, что, мол, пребывание в одном государстве способствует единству пролетариата). На самом деле признание необходимости разрушения буржуазного государства, его слома, его развала безошибочная** лакмусовая бумажка, по которой можно отличить пролетарского революционера от буржуазного охранителя. То, что ты это понимаешь очень хорошо, но это не превращает ещё твою ошибочную позицию по национальному вопросу в правильную.

Традиционное вульгарное понимание видит в нации естественно существующую общность, непротиворечивую и сознательную в такой мере, что она является единым разумным субъектом, могущим так или иначе самоопределяться. Концепция, записанная Сталиным под диктовку Ленина в дореволюционной работе Марксизм и национальный вопрос и поддерживаемая большинством марксистов (в том числе, как понимаю, и тобой), указала на несколько определённых сторон этой общности (а именно на общность языка, территории, экономической жизни и психическо-культурного склада входящих в неё членов) и на то, что данная общность является не естественно существующей, но исторически возникшей, причём возникшей вследствие развития капитализма. Однако и эта концепция не порвала до конца с традиционной, не дала последовательно-марксистского ответа на воп